30.12.2010 | 23:50

Театральные итоги года

В очереди на подведение итогов года – театральная жизнь. Премьеры и фестивали, взлеты и провалы, открытия и разочарования – в каком-то смысле 2010-й год не стал для театрального сообщества каким-то особым исключением. И призыв Виссариона Белинского умереть в театре остается одним из самых жизнеутверждающих. Театр в уходящем году продолжал развиваться по своим, вполне устоявшимся законам. Эксперимент, поиск новых форм и смыслов, как и прежде, соседствовали с приверженностью классике и традициям. Было у этого театрального года отличие, но касалось оно иной сферы, довольно далекой от творчества. Рассказывают «Новости культуры».

 

Ключевое слово для 2010-го театрального – конфликт. И, увы, речь идет не о термине, обозначающем противодействие на сцене по системе Станиславского, а о вполне реальных конфликтах, обернувшихся судебными тяжбами, скандалами и даже закрытием театров. Весь год шли дискуссии о необходимости внести изменения в законодательство, регулирующее театральную деятельность. Высказывались разные мнения об изменении статуса учреждений культуры. Камень преткновения - конкурсы на выполнение любых работ, от ремонта до изготовления декораций. Еще один узел противоречий – отсутствие контрактной системы. После многочисленных встреч на разных уровнях представителей власти с деятелями театра, решено было устроить круглый стол в Горках. На встрече с президентом России были озвучены самые острые театральные проблемы, от законодательных до административных и образовательных.

Художественный руководитель Театра Наций, Евгений Миронов: «Очень напряженно обстоят дела с подготовкой нового поколения, еще чуть-чуть, и скамейка запасных будет пуста…».

Лев Додин, художественный руководитель МДТ: «Театр по определению должен быть только дотационной системой».

Дмитрий Медведев предложил генерировать инновационные идеи и, в частности, предложил назначить конкретную дату пересмотра договорных отношений в театре. На самом деле большинство самых громких конфликтов было связано именно с трудовыми взаимоотношениями, особенно в связке директор – худрук. Показательным был и скандал в Нижегородском ТЮЗе, и напряженные ситуации в некоторых столичных театрах. Разумеется, все это самым негативным образом отражалось на творческом процессе. Однако отнюдь не только кадровые перестановки были тормозом театрального прогресса. В этом году театры стали жертвой пожаров – в прямом и переносном смысле. После серии серьезных возгораний в местах массового скопления людей были усилены меры противопожарной безопасности, и целый ряд театров был просто закрыт, одним из первых - старейший театр страны, Ярославский, имени Волкова.

Сергей Пускепалис, художественный руководитель Ярославского драматического театра им. Ф. Волкова: «У нас назначена была премьера, она абсолютно готова, но она не состоялась».

Внешне бытовая проблема обернулась настоящим бедствием – многие театральные здания являются памятниками архитектуры прошлых веков, и там технически невозможно установить, к примеру, тяжелый противопожарный занавес. Как ни абсурдно, мнение инспекторов Госпожнадзора стало определяющим и для художественного решения спектакля. Так было категорически запрещено использовать живой огонь на сцене.

Павел Хомский, художественный руководитель театра им. Моссовета: «У нас вспыхивал огонь на асбестовом покрытии, это совершенно безопасно, почему нужно было это запрещать – не понимаю…»

И все-таки, несмотря на бесконечные дискуссии с законодателями и препирательства с пожарной охраной, театры представляли яркие, неожиданные премьеры. Год неоспоримо прошел под знаком Чехова. Мы увидели необычные интерпретации его произведений на Чеховском фестивале. Свои постановки представили крупные мировые режиссеры и хореографы, такие, как Даниэле Финци Паска, Франк Кастроф, Матс Эк, Жозеф Надж, Начо Дуато. «Трех сестер» поставили Лев Додин и Сергей Арцибашев, а режиссер Антон Яковлев отважился поставить собственную инсценировку чеховской «Дуэли».

Антон Яковлев, режиссер: «Инсценировку по чеховской прозе писать легко, ведь у него структура драматургическая».

Уникальная возможность увидеть две самобытные, отмеченные индивидуальным режиссерским почерком, постановки чеховского «Дяди Вани», была предоставлена зрителям телеканала «Культура». В нашем эфире были показаны телеверсии спектаклей Римаса Туминаса в театре имени Вахтангова и Андрея Кончаловского в театре имени Моссовета. Эти две телевизионные премьеры добавили масштаб и объем чеховским торжествам.

Одна из тенденций - появление многочисленных инсценировок прозы. В театре имени Моссовета сыграли «Я, бабушка, Иллико и Илларион» Думбадзе, Константин Райкин и Валерий Фокин второй раз обратились к «Запискам из подполья» Достоевского, причем как тогда, в 76-м году, так и теперь, их спектакли претендуют на титул лучших в сезоне.

Еще одно успешное обращение к большой литературе – к Виктору Астафьеву – стало показателем того, что в сознании зрителя театр по-прежнему остается центром духовной жизни, а отнюдь не только местом, где можно «весело провести вечер». Постановка Виктора Рыжакова «Прокляты и убиты» в МХТ стала одной из самых востребованных публикой.

Виктор Рыжаков, режиссер: «Я ничего не загадывал, просто понял, что если не говорить сейчас о том, о чем говорил Астафьев, можно умереть».

А вот фестиваль «NET» не прозвучал в этом году ярко, хотя и претендует на новизну по определению. В афише были спектакли режиссеров, созданные ими в чужих театрах. Возможно, мы многого ожидали, думая, что режиссеры, освободившись от зависимости своих театров, создадут нечто оригинальное и заметное. Надо учитывать, что вообще сегодня понятие «театрального центра» вовсе не связано с географией столичного положения. В регионах кипит бурная фестивальная жизнь. Театральной афише Перми, Новосибирска, Екатеринбурга могут позавидовать столицы. Важно, что и крупные зарубежные гастроли охватывали не только Москву и Петербург. Все масштабные акции перекрестного Года Россия-Франция, включая тур спектакля «Фигаро» Комеди Франсез, проходили в десятках российских городов. Впервые на русском были сыграны новые французские пьесы – проект был придуман Кириллом Серебренниковым, и молодая труппа МХТ продемонстрировала гибкость, трудоспособность и талант интернационального масштаба, каждую неделю разыгрывая свежий, только что переведенный текст. Впрочем, актерам и МХТ, и Табакерки, следует быть в тонусе – им в спину дышит подрастающее поколение табаковских учеников. Олег Павлович, чей юбилей страна отмечала с августа по ноябрь, осуществил мечту - открыл свой театральный колледж.

Олег Табаков, художественный руководитель МХТ: «Я хотел бы, чтобы вы вышли в жизнь с профессиональными навыками и могли заработать себе на кусок хлеба».

А поскольку в большинстве российских театров весь год были аншлаги, работа у ребят будет. Билетов на премьеры шекспировских «Бури» и «Гамлета», «Вассу Железнову» Горького и все чеховские постановки уже и в новом году – не достать.

Сколько раз мы тянулись к заветному окошку – театральной кассе, в надежде, что наш билет нас дождется. Само слово «касса» в театре имеет множество значений, но гармонично театр развивается только тогда, когда оно сочетается с понятием сцена и традиция. Подводя итоги театрального года, мы все время будем возвращаться к традициям, потому что в России, не оглянувшись в театральное прошлое, нельзя построить театральное будущее.

Все материалы темы: "Итоги 2010 года">>>