11.01.2011 | 15:34

Опера для артистов ростом… 6 сантиметров

В московском театре «Тень» давно обосновался Лиликанский Большой Королевский Академический Народный театр драмы, оперы и балета. Сказочная страна Лиликания – проект театральных новаторов Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской. На сцене театра играют артисты, чей рост не превышает 6 сантиметров. Насладиться их игрой одновременно могут не более пяти человек. В этом сезоне миниатюрные исполнители обогатили свой репертуар оперными постановками. Три из двенадцати спектаклей уже поставлены и обкатаны на жителях французского города Лион. В этом году их смогут оценить и российские зрители. Рассказывают «Новости культуры».

 

Лиликанский театр по-настоящему большой: на крыше квадрига и грации, вместительность зала побольшее, чем в Большом Академическом.

Илья Эпельбаум, режиссер: «Здесь 999 мест. Бетонный занавес нам не нужен».

14 лет назад Лиликанский театр возник в одном из залов театра «Тень». Говорят, приехал в Москву на гастроли, но получил до того интересные предложения, что почти пустил корни.

На этой сцене ставили Анатолий Васильев и Тонино Гуэрра, танцевал Николай Цискаридзе. А вот опера до сих пор была в дефиците. Когда Илья Эпельбаум взялся поднимать Лиликанскую оперу, выбрать, что ставить, было нелегко. Решили ставить все сразу: и Бизе, и Моцарта, и Чайковского.

Для начала поставили «Евгения Онегина», «Кармен» и «Волшебную флейту». Формат лиликанский.

Илья Эпельбаум, режиссер: «Мы знаем, что лиликане не выдерживают длинных спектаклей, умирают просто. Три часа ни в коем случае, максимум - 15 минут, в этом случае они решили оперу нужно переделывать в 5 минутную».

Музыкальный концентрат готовило творческое объединение «Композитор», смысловую и сюжетную квинтэссенцию - Илья Эпельбаум.

Илья Эпельбаум: «Как оказалось, Ивана Сусанина до 2 минут ужать не проблема, а вот с Верди сложнее, но мы думаем справиться».

Постановка на лиликанской сцене - раздолье для режиссера. Это в больших театрах довольствуются люком да поворотным кругом, а здесь для каждого спектакля можно новую машинерию придумать, декорации и занавесы какие угодно, количество статистов неограниченное, наконец, спецэффекты. Вот, например, сцена дуэли Онегина с Ленским. Попробуйте директора другого театра уговорить рояль уронить! Чтобы за такой режиссурой поспеть, актерам за ширмой приходится поворачиваться.

Полина Михайлова, актриса: «Все происходит очень быстро: у тебя есть всего несколько секунд, чтобы сменить кукол, сменить декорации».

Анастасия Демиховская, актриса: «Все очень маленькие: при этом должны быть красивыми и функциональными».

Марфа Краснопольская, актриса: «У некоторых управляется голова, у некоторых руки, ноги и голова».

Полина Михайлова, актриса: «Не хватает рук на все, очень нужен хвост, на самом деле, а без рук пользуемся магнитами и прочими приспособлениями, и самое важное, поставить куклу так, чтоб выглядела она самостоятельно».

Опыта Марфа, Настя и Полина набирались в Лионе. Трое суток по четыре спектакля в час играли «пилотный» набор из трех опер в шатре, раскинутом у крепостной стены. Это балаганный вариант лиликанского оперного проекта, но Илья Эпельбаум придумал и еще один: оперное кафе - репертуар в меню.

Илья Эпельбаум: «Хотя мы шутили, что это оперный ликбез, на самом деле, это для знатоков оперы, для знатоков театра».

Знатоки театра за творчеством Ильи Эпельбаума наблюдают пристально. Недаром у его театра так много «Золотых масок»: и в номинации «кукольный театр», и в номинации «новация».