04.08.2016 | 11:00

В Русском музее продолжается реставрация амвона времен Ивана Грозного

В Петербурге продолжается реставрация уникального амвона времен Ивана Грозного из новгородского храма Святой Софии. В XIX веке его вывезли в Академию художеств, а затем передали в Русский музей. После Великой Отечественной войны амвон хранился в запасниках. Два года назад начались работы по его обновлению. Во время реставрации уникального памятника была обнаружена спрятанная в нем записка. И это не единственная загадка, на которую еще только предстоит найти ответ.

В летописи новгородский амвон описывали так: вельми чуден, то есть очень красив. На время реставрации его разобрали на детали, словно гигантский деревянный конструктор – три метра высотой, два метра – в диаметре.

Каким он был, сейчас можно увидеть только на фотографиях.

Год создания – 1533. Уже болен Василий III, его сыну Ивану, в будущем Грозному, только 3 года. Скорее всего, именно их имена были выведены на одной из панелей амвона в качестве посвящения.

«Верхушки букв, но даже по этим остаткам можно понять, что там было написано. Наши ученые это могут делать», - говорит художник-реставратор Жанна Максименко.

Покрытый золотом и серебром амвон переливался, как драгоценная шкатулка, в отблеске церковных свечей. С амвона читали проповеди, но не только. Судя по удивительной находке реставраторов, он мог служить тайником для передачи посланий. Внутри одной из главок, венчавших опорные столбы, обнаружили записку.

«Оказалось, что там еще вот такая бумажка. Она была таким образом свернута», - показывает художник-реставратор Анна Кондратьева. - Когда мы ее развернули, оказалось, что на ней имеется надпись».

Текст для современного уха загадочный: «Афонкин жеребий. У Успения Богородицы поп. У Преображения Господня два попа...»

Научный отдел Русского музея еще расшифрует смысл. Но, по одной из версий реставраторов, некий информатор мог заранее сообщать об исходе жеребьевки внутри церкви.

Еще одной тайной амвона остаются личности загадочных деревянных человечков, которые, словно атланты, поддерживают кафедру. Их было двенадцать, как апостолов, осталось одинадцать.

«Это не святые. Скорее всего, люди того времени, которые вложили деньги при создании памятника», - поясняет Жанна Максименко.

Верхний ярус амвона украшали 30 икон. От них остались только рамки и надписи, где был какой образ. Куда они делись – неизвестно, но, очевидно, исчезли еще до переезда в Петербург. Реставрация идет уже три года и закончится весной. Мастера надеются, что после того, как амвон снова явится миру, некоторые загадки получат ответы.

Новости культуры