13.01.2011 | 10:54

"Киллер Джо" - премьера Театра Наций

Игра на выживание в прямом смысле слова. В Театре Наций состоялась первая премьера нового года - «Киллер Джо». Спектакль подставлен по «черной комедии» американца Трейси Леттса, лауреата Пулитцеровской премии. Режиссер - Явор Гырдев – убежденный постмодернист, поклонник Брехта, нуара и абсурда. Российским актерам доверена миссия, почти невыполнимая - сыграть людей без чувств и переживаний, но постановщик уверен – только «эффект отчуждения» дает возможность социальной критики. Что и как критикует «Киллер Джо» - выясняли «Новости культуры».

 

Явор Гырдев на пороге трейлера. В Техассе в таких живут потребители попкорна и социальных пособий, а мы их в кино видели. Кино Явор Гырдев любит. Он даже снял фильм под названием «Дзифт», в духе «нео-нуар». Именно в этом жанре выдержана и его постановка «Киллер Джо».

Явор Гырдев, режиссер: «У этой пьесы есть уровни. Это только кажется, что это «жанр», да и само название такое: намекает на «экшн», звучит «антрепризно». Но это только внешнее, рекламная фишка».

«Заказное убийство», «оборотень в погонах», «большой куш», - все это есть в пьесе Трейси Леттса. Только «экшн» здесь возведен в абсурд, ирония в трагедию, и к финалу «криминальное чтиво» оборачивается чуть ли не «Царем Эдипом».

Виталий Хаев, актер: «На первый взгляд кажется, - деньги, власть, желание обладать - главные силы, но потом из этого вырастают эмоции, чувства вселенского масштаба».

Автор «Киллера Джо» - лидер влиятельного направления англоязычной драматургии 90-х. Наравне с Сарой Кейн, Мартином Макдонахом и Марком Равенхилом - Трейси Леттс стоял у истоков театра, который умеет в лицо зрителю говорить нелицеприятное. Так и называется «in your face theatre». Характерная речь социальных низов, простота нравов на грани нравственного падения, криминальная интрига, ведущая к большой человеческой трагедии, - пьеса Трейси Леттса – богатый драматургический материал. И вскрывал его Явор Гырдев вовсе не методом Станиславского.

Юлия Пересильд, актриса: «Вот я играю девочку из неблагополучной семьи, которую пытались убить, которую мама не любит, я конечно переживаю, у меня глаза на мокром месте, но все это надо отбросить, чтобы переживал зритель за меня, а не я сама за себя».

«Психологизм хорош, когда ничего не происходит», - говорит Гырдев. А здесь остросюжетное действие все-таки, «кипяток». Каждый герой переживает перелом, доходит до самоотрицания. Чтобы сыграть это, требуется отвага. И опыт кино.

Елена Морозова, актриса: «Явор погружает актеров в атмосферу пьесы не с помощью глубокомысленных рассуждений, как, дескать, все глубоко, важно, умно, не с помощью занудства, одним словом. Он просто говорит: посмотри этот фильм, и этот фильм, и этот».

Посмотрев «Баффало 66», «Большой Лебовски» и «Старикам здесь не место», актеры заговорили с Явором Гырдевым на одном языке.

Явор Гырдев: «Театр без кавычек, театр без театральных условностей».

Юлия Пересильд: «И вот тогда возникает вопрос: Почему это не кино?»

Могло бы быть и кино. Не вопрос. Главные вопросы, над которыми здесь бьются герои и зрители, другие - экзистенциальные. Про выбор и свободу.

В финале закрывается четвертая стена – стена трейлера, киллер - на мушке. На мушке и зритель. Неустойчивое равновесие открытого финала.

Юлия Пересильд: «Я как актриса знаю, что произойдет, но вам не скажу».