14.01.2011 | 10:21

Сто лет назад родился Анатолий Рыбаков

Когда в 1987-м году страна зачитывалась романом «Дети Арбата» - одним из первых, опубликованных в перестроечной России произведений, о годах сталинского террора – многие с изумлением узнавали в авторе «того самого» Анатолия Рыбакова, сочинителя приключенческих повестей о «Кортике», «Бронзовой птице» и «Каникулах Кроша». Однако героев ранней и поздней прозы писателя объединяет главное – действие, стремление сопротивляться обстоятельствам и сохранить себя как личность. Сегодня со дня рождения Анатолия Рыбакова исполняется сто лет. Рассказывают «Новости культуры».

 

В 80-м году Музей Востока осаждают очереди. Все хотят увидеть нэцкэ «Школьник». Фигурка, много лет пролежавшая в фондах, стала известна на всю страну после выхода фильма «Каникулы Кроша» - по повести Анатолия Рыбакова.

Лариса Кузьменко, научный сотрудник Государственного музея искусства народов Востока: «Даже были такие курьезные случаи, когда спрашивали: а где у вас подвал, где подделывают нэцкэ. Мы объясняли, что это – фантазии».

Фантазии Рыбакова имеют такую степень достоверности, что вложенную им в уста Сталина фразу «Нет человека – нет проблемы» до сих пор приписывают вождю. И кто бы мог поверить, что вчерашний политический ссыльный получит за производственный роман «Водители» Сталинскую премию. А главным его произведением станет роман «Дети Арбата». Его назовут кто - антисталинским, кто - большим романом про любовь. Режиссер Андрей Эшпай считает, что эти дети, потерявшие все, но оставшиеся собой, живут уже вне рамок всякого реализма, тем более социалистического.

Андрей Эшпай, режиссер фильма «Дети Арбата»: «Это абсолютно экзистенциальный эпизод. У него нет ничего. Он уезжает, и у него ничего, кроме неба. Но есть свое нравственное начало. Это выводит характеры за пределы соцреализма».

Но сначала Рыбаков вернул приключение в детскую литературу. Тайна, захватывающий сюжет и момент нравственного выбора - с этого начал. Местом действия – и потом тоже - будет дом 51 на Арбате, где вырос сам Рыбаков.

Этот дом называли «дом-большевик». Рыбаков сделал его героем Детей Арбата и Кортика. Здесь в одном дворе жили ответственный коммунист товарищ Журбин, отец Борьки-Жилы, прячущий оружие в своем частном складе. Сын погибшего на войне красного командира Миша Поляков.

Писатель говорит часто от первого лица. И всегда о том, что пережил сам или его друзья. Арбатская школа, автодорожный институт, три года ссылки, фронт: от Москвы до Берлина. И официальная индульгенция – за военные заслуги. Путь настоящего бойца, которого потом было не испугать ни официальными санкциями, ни безденежьем. Саша Панкратов в «Детях Арбата» – альте эго Рыбакова.

В Переделкине, в доме Рыбакова, все - как было прежде. Журналы с отзывами на «Детей Арбата». Тогда даже «Плэйбой» в стороне не остался. Над топчаном, где спал писатель, фото Сталина. Рыбаков проштудировал все его 13 томов с карандашом в руках.

Наталья Иванова, невестка А. Рыбакова: «Это он молодой – в бегах. В Рязани. Это его друг Роберт. История родителей Роберта легла в основу романа «Тяжелый песок». Его отец разорвал паспорт и ушел за женой в гетто».

После «Тяжелого песка» - одного из первых советских произведений о Холокосте - Рыбаков стал известен на весь мир. Но свой главный роман «Дети Арбата», который 20 лет ждал выхода в свет, отдавать печатать за границу не хотел. Хотя, по иронии судьбы, последние годы Рыбаков жил в США. Там же и умер. Так и не закончив романа, о котором мечтал – о России конца XX века.

Сто лет со дня рождения Анатолия Рыбакова