14.01.2011 | 11:08

Театр Бориса Эйфмана представляет в Москве "другую" "Анну Каренину"

«Анна Каренина» Бориса Эйфмана снова в Москве. Балет 2005 года обрел «второе дыхание». В минувшем декабре новая авторская редакция спектакля, представленная парижанам, официально закрыла год России во Франции. Зрители московских показов в столичном Театре оперетты могут связать метаморфозы постановки с толстовским юбилейным годом. Но Эйфман считает «Анну» самой «сегодняшней» из своих работ не по форме, а по содержанию – выбор между долгом и страстью в наши дни так же сложен, как и столетие назад. Рассказывают «Новости культуры».

 

На пятом году жизни своей «Анны Карениной» Борис Эйфман решил спектакль обновить. Теперь с бурными страстями толстовских любовного треугольника будут разбираться трое новых молодых артистов. Исходя из индивидуальности каждого, Эйфман переработал хореографию и драматургию, сместил акценты и получил результат, которым доволен.

«Сегодня, показывая спектакль «Анна Каренина» с новым составом, мы представляем старый-новый балет, новые исполнители дадут новые ощущения, - говорит Борис Эйфман. – Этот спектакль достиг того уровня, который является квинтэссенцией нашего поиска и нашего стиля театра».

Обновленной Карениной в конце 2010 уже рукоплескали в Париже. Николай Цискаридзе случайно видел спектакль на сцене Театра Елисейских полей. И снова пришел к Эйфману – на московскую премьеру. Захотелось еще раз увидеть его «Каренину».

«Когда ты дома смотришь, это одно, а когда в таком городе, как Париж, то смотришь на реакцию публики, которая была восхитительной», - говорит Цискаридзе.

Для Бориса Эйфмана Москва едва ли не дороже Парижа – столичная публика всегда была внимательна к работам режиссера и благодарна. Хореографу важно не разочаровать любимого зрителя.

Нина Змиевец подарила своей Карениной бурную, бесконтрольную эмоциональность. Новая Анна с еще большим отчаяньем мечется между безумной страстью и семейным долгом. К тому же неожиданно Эйфман лишил ее ребенка.

«Честно сказать, мне ближе и мне казалось более трогательным, когда был ребенок на сцене. Сегодня – может быть, я открою секрет, но сегодня ребенка не будет», - говорит балерина.

Вронский сделался более аристократичным, но не менее брутальным, харизматичным и губительным для женщин. «Я могу его изобразить более пылким, страстным и в тоже время в конце - уже перегоревшим», - говорит артист Олег Габышев.

А вот Каренин становится все более неоднозначным персонажем. Олег Марков, исполняющий его роль, говорит что «старался как можно больше вложить в него любви».

Исследование хитросплетений любви с помощью движения и жеста – акценты меняются, тонкий психологизм и мастерство остаются. Следующий проект Эйфмана, о котором мастер говорит еще очень осторожно, история не менее чувственных и откровенных отношений французского скульптура Огюста Родена и его ученицы Камиллы Клодель. Эйфман продолжает изучать природу страстей человеческих.

Все материалы темы: "Год России и Франции - 2010">>>