14.01.2011 | 19:30

К восьмидесятилетию Мурада Кажлаева

15 января исполняется восемьдесят лет Мураду Кажлаеву. Торжества пройдут в Махачкале - в школе для особо одаренных детей, которой руководит народный артист СССР. Там откроют Музей музыкальной культуры. В Государственном театре оперы и балета готовится премьера спектакля «Любовь моя – печаль моя. Легенда о любви» на музыку композитора. В многонациональном Дагестане Кажлаев – фигура особо почитаемая. Он блестяще сочетает классическое образование, приверженность национальным традициям и любовь… к джазу. Рассказывают «Новости культуры».

 

Если бы Мурад Кажлаев пошел по стопам родителей, был бы врачом. Мечты отца - вырастить сына-медика - оказались разбиты, когда мальчик поступил в музыкальную школу, в группу детей «с абсолютным слухом». Потом - Бакинская консерватория. И неожиданный поворот – за отсутствие интеллектуального мышления в музыке Кажлаева исключают из консерватории. Он поступает в Индустриальный институт. Там выносят вердикт – конструктора из него не получится. И он возвращается в консерваторию – после окончания уезжает в Дагестан.

Манашир Якубов, музыковед: «Он написал «Симфонические картины. Дагестан» - откровение. Новое явление в Дагестанской музыке, не было такого».

Записи грампластинок, восторженные публикации, зарубежные гастроли. И событие, которое останется в памяти Кажлаева на всю жизнь. Дюк Эллингтон исполнил его джазовый концерт. Позже композитор будет вспоминать:

Мурад Кажлаев, композитор: «Звонит Лундстрем и говорит, что Дюк играет мой концерт, я кручу радио и ловлю только хвост своего сочинения».

20 марта 1968 года – Кажлаеву 37 лет. В Ленинграде - премьера его балета «Горянка» по поэме Расула Гамзатова. Спустя годы критики назовут балет вершиной творчества Кажлаева. Но тогда трагический финал понравился не всем. Главная героиня, отстаивая свою свободу, гибнет от рук жениха.

Манашир Якубов, музыковед: «В конце 60-х не очень любили идеологические руководители, чтобы героиня гибла. У нас это было не типично для социалистического общества. Кажлаева и Гамзатова убеждали, нажимали – пусть ее немножко ранят, но они настояли, устояли, сумели доказать, что это решение с творческой точки зрения».

Симфонические, хоровые, джазовые сочинения, музыка к кинофильмам и драматическим спектаклям – Мурад Кажлаев никогда не делил жанры на высокие и низкие.

Карен Хачатурян, композитор: «Он знал этот жанр: броский эстрадный, эффектно, хорошо звучал. У него хватка была исполнительская оркестровая».

Новый этап в его жизни - Республиканская школа Мурада Кажлаева для особо одаренных детей. Эту идею композитор вынашивал не один год.