06.07.2016 | 11:22

В Мариинке дают оперу Мечислава Вайнберга "Идиот"

Премьера состоится в рамках фестиваля «Звёзды белых ночей». Имя композитора мало известно широкой публике, но именно его музыка звучит в культовом фильме «Летят журавли». Оперу по мотивам романа Достоевского Вайнберг написал 30 лет назад. Но мировая премьера «Идиота» состоялась только в 2013-м, в Германии. Автор и вдохновитель той постановки - Томас Зандерлинг – выступил музыкальным руководителем и новой версии оперы на сцене Мариинки.

В Мариинском театре в небывало сжатые сроки подготовлена премьера - без преувеличения - одного из самых сложных произведений в мировой опере. Почти всем исполнителям - учащимся Академии молодых оперных певцов - от 24 до 30 лет. По возрасту они - ровесники главных героев.

«Самое сложное, я думаю, это интонационно попадать в тот рисунок мелодический, который предложил композитор, и соблюдать этот ритм. Потому что оркестр совершенно не поддерживает голос, и они как бы существуют немножечко отдельно», - отметила художественный руководитель Академии молодых оперных певцов Мариинского театра Лариса Гергиева.

Но на помощь пришел сам Федор Михайлович Достоевский. Его текст, словно специально был написан на эту музыку.

Необычна и сценография постановки. Спектакль идет в зале «Мариинский – 3», предназначенном для концертов, а не спектаклей. Зрители сидят в нем кругом. Но оказалось, что это только добавляет жизни.

«В традиционном оперном зале мы проецируем все только в одну сторону, вперед. А здесь получается, что нас видят со всех сторон, и мы должны чувствовать это. И если даже я стою спиной к зрителям, которые сзади находятся, я должен понимать, что они тоже от меня ждут той энергетики, того посыла. То есть это нужно как-то найти», - говорит солист, исполнитель роли Льва Николаевича Мышкина Илья Селиванов.

Слово «поиск» может стать ключом и к пониманию самой оперы. Режиссер Алексей Степанюк поставил на сцене Мариинки более десяти спектаклей. Готовясь к постановке «Идиота», изучил множество литературоведческих материалов. И убедился - единства трактовки проблематики романа и образов его героев нет.

В спектакле, как и в романе, вопросов больше, чем ответов. И опера – еще один способ по-новому увидеть смыслы, заключенные где-то между строк.

«Его страшно читать. И, может быть, даже не совсем полезно. Но эта неполезность, мне кажется, человечеству должна быть наукой, как жить дальше. Потому что мир стоит на грани. Мне так кажется сейчас. И какая там красота? Больше - про сострадание: друг к другу и ко всему живому», - считает режиссер-постановщик, сценарист Алексей Степанюк. 

И потому, даже несмотря на символы - падающих ангелов и расколотые купола над сценой, финал оперы отличается от финала романа. И это внушает надежду. А еще абсолютно не противоречит первоисточнику.

Новости культуры