23.08.2012 | 13:42

С Татьяной Мавриной по Москве. Прогулка вторая

Столица 1940-х в акварельных работах Татьяны Мавриной. Выставка  «С Татьяной Мавриной по Москве. Прогулка вторая» продолжает рассказ художницы об уходящем городе, с его уникальными храмами, живописными усадьбами и каменными палатами. Рассказывают «Новости культуры».

Путями Татьяны Мавриной из центра Москвы в Подмосковье, не выходя из зала. Путешествуя, она рисовала в маленьких блокнотах и на отрывках бумаги. Затем уже дома перерисовывала этюды на чистые листы.

Ее скромные, на первый взгляд, акварели, хранят в себе историю России ХХ столетия. Памятники архитектуры, которые были разрушены в годы войны, дошли до нас, пусть даже в виде рисунков. Это почти рассказ – трогательный, нежный, изящный, как и манера письма Мавриной. В коллекции Александра Шелудченко – наследника художницы – сотни ее произведений.

«Ей нравилось смотреть на окружающий мир и воспроизводить его на своих работах. Это единственное ее счастье. Если бы этого не было, то и жизнь не представляла бы для нее такого интереса», – говорит коллекционер Александр Шелудченко.

Эта экспозиция – лишь часть мавринского наследия, большая половина которого выставляется впервые. Вместо подписей к ним – цитаты из дневника художницы. Воспоминания и объяснения всего, что с ней происходило.
Рядом можно увидеть ее портреты.

«Этот образ так хорош, что он сохраняет свою красоту с молодых лет и до старости. Он прожила долгую, красивую жизнь. У нее есть такие выдержки в дневнике, где она пишет: "Я красивая. Я хожу по комнате "натурель", и смотрю на себя в зеркало". Конечно, в этом, может быть, и ирония, но мы-то все согласны с тем, что она красавица. Поэтому здесь фотографии», – замечает автор выставки, кандидат искусствоведения Светлана Баранова.

На электронном экране – еще 200 фотографий работ художницы. Так в маленьком выставочном пространстве поместилась целая серия архитектурных пейзажей Мавриной. Музеи и храмы, церкви, люди – их она рисовала, словно фотографировала, быстро и незаметно. Ее мимолетного взгляда хватило на то, чтобы увековечить старую Москву.