21.01.2011 | 14:38

90 лет со дня рождения Валентина Ежова

Валентина Ежова не зря называют «знаком качества» отечественной кинодраматургии. «Белое солнце пустыни», «Баллада о солдате», «Тридцать три», «Сибириада». По сценариям Ежова снято более пятидесяти полнометражных игровых картин, многие из них вошли в золотой фонд российского кинематографа. Сегодня – 90 лет со дня рождения мастера. Рассказывают «Новости культуры».

Свои сценарии он писал, словно добротную одежду шил. Под каждого режиссера отдельно подгонял. Потому и нет у Валентина Ежова ни одного сценария им одним написанного. Всесоздавал в соавторстве.

«Он придумывал ситуации, придумывал сцены, замечательно придумывал диалоги. Но сидеть и терпеливо записывать – вот это как-то было не в его характере», - говорит драматург, художник, актер Александр Адабашьян.

Первую каннскую «ветвь» его фильм сорвал в 60-м. Тогда как-то сразу забыли, что «Балладу о солдате» вместо Франции чуть было не отправили на полку. «Что за фильм такой – о дезертире», - негодовало партруководство. А страна «дезертира» Алешу Скворцова полюбила. Вот такого – нашего – подвиг совершившего – и все от страха.

Вторая ветвь из Канн – уже за «Сибириаду». 19 лет спустя после первой. Тогда Ежов уже был признанным мэтром, автором знаменитого фильма «Белое солнце пустыни» (режиссер Владимир Мотыль). Этот сценарий был одним из самых любимых для Валентина Ивановича. Он писал ни вестерн, и ни истерн – рассказывал как всегда – о жизни. Потому и не мог забыть, что режиссер Владимир Мотыль изменил финал. Ежов тогда не злился – просто сетовал – мол, слишком уж по-американски Абдуллу убили. В его сценарии выстрелов на 30 меньше было.

Казалось, на военную тему он мог писать бесконечно. Как-никак, сам служил больше 5 лет. Один из последних сценариев о Второй мировой написал для Владимира Фокина. Снова – не о полях сражений, об искалеченных судьбах отцов и детей.

«Валентин Иванович всегда практически присутствовал на площадке, но никогда никакого давления он на меня не оказывал. Он исповедовал тот принцип, который я сейчас исповедую: в искусстве все ровесники», - отмечает режиссер, народный артист России Владимир Фокин.
.
В перестройку зритель увидел совсем другие сценарии Ежова. Пошлостей он себе не позволял. А вот его юмор – далеко не всегда политкорректный, наконец, прорвался на экраны.

До финала Валентин Ежов не дописал многие свои сценарии: слишком большое количество идей одновременно крутилось в голове. Но того, что он создал, хватит для восхищения еще многим поколениям зрителей.

Читайте также: Валентин Ежов: "Жизнь – очень трогательная комбинация"