21.01.2011 | 19:30

Ботанический сад в Петербурге может лишиться богатейшей коллекции

Ботанический сад в Петербурге может лишиться своей богатейшей коллекции, организованной еще Петром Первым. Стеклянные крыши оранжерей не выдерживают холодов и рушатся. Сотрудники, как могут, спасают уникальные растения. Но, по крайней мере, половина оранжерей из 28-ми требует срочного ремонта. А денег нет – Ботанический сад не финансируется уже второй год. При том, что цена вопроса в масштабах государства невелика - 50 миллионов рублей на одну галерею. Рассказывают «Новости культуры».

Рабочие натягивают защитную сетку на самой большой пальмовой оранжерее. Проблема в том, что сосульки, которые образовываются на куполе, скатываются по наклонной поверхности и пробивают стеклянные крыши соседних галерей. Вот и придумали такой нехитрый способ, чтобы хоть как-то спасти оранжереи от разрушения.

То, что в это время происходит внутри, далеко от садоводства и, скорее, напоминает акробатические этюды. Снаружи на хрупкую крышу не выйти. И агрономы с шестом в руках в виде стебля бамбука пытаются заткнуть новые дыры мешками с синтепоном. И советуют не стоять прямо под стеклом.

«Отойдемте-ка подальше, уже сыплются осколки. Поскольку в соседней оранжерее у нас растет замечательный бамбук, вот нам пришла идея, что можно таким вот образом спасаться», - рассказывает главный агроном оранжерей Ботанического сада Ирина Коршунова.

Видавшие виды стеклянные крыши не выдерживают ни снегопадов, ни перепадов температуры. Сквозняки мгновенно меняют климат в оранжереях. Саванну пришлось фактически эвакуировать. Пустые витрины. Остались только деревья, которые проросли корнями в грунт. При плюсовой температуре, как сейчас, они еще могут выжить. Когда вернется минус, включат тепловую пушку. Больше всего холод опасен для обитателей тропиков. Минимальные колебания смертельны.

«Какао начинает терять листы при температуре + 16. Вы видите, у нас экземпляр очень маленький, тоненькое дерево, еще не плодоносило. Дело в том, что осенью перепад температуры после лета - мы потеряли экземпляр предыдущий», - отмечает заведующая оранжереями Ботанического сада Ботанического института имени В.Л. Комарова РАН Елена Арнаутова.

Под потолком местами натянута сетка, чтобы осколки не сыпались на листья растений и головы сотрудников. Полиэтиленовой пленкой утепляют окна. Но внутри она поглощает свет, а снаружи ее срывает первый же сильный порыв ветра.

В Ботаническом саду 28 оранжерей. Из них половина отреставрирована. По словам руководства Ботанического института, в начале двухтысячных сад попал в федеральную программу сохранения исторического центра. Ремонтом занимался Росстрой. Два года назад все остановилось. С тех пор 10 оранжерей достигли аварийного состояния. У сада - федеральный статус, он относится к Российской Академии наук. Но в смете на этот год снова пусто.

«По Академии наук нам выделено ровно 0, выделенных средств 0 рублей, 00 копеек. А те средства, что мы зарабатываем внебюджетным способом, - это экскурсии, у нас уходит на ремонт оранжерей», - объясняет заместитель директора Ботанического института имени В.Л. Комарова РАН Евгений Карлов..

Внебюджетный доход это - от силы 70 тысяч рублей в месяц. На эти деньги сотрудники и поддерживают коллекцию, которая входит в пятерку лучших в мире. Руководство уже обратилось за помощью ко всем возможным органам власти. А пока особенно символично в одной из оранжерей смотрится табличка памяти сотрудников, которые спасли сад в годы Блокады. Ее тоже открыли на свои средства. Нынешний коллектив, похоже, заслуживает уже не меньшего уважения. И коллекцию сохраняет, и обеспечивает безопасность посетителей.