04.06.2016 | 17:55

Выставка "Во власти камня" представлена в Московском Кремле

Данила-мастер советского времени. Тот, чье имя было под запретом, а теперь красуется на афишах музея-заповедника «Московский Кремль». Василий Коноваленко. С камнем он творил невозможное, как если бы материалом его произведений был не кварцит, агат или малахит, а пластилин. Сказать, что Коноваленко был обласкан советской властью, нельзя, скорее, наоборот. Иначе не уехал бы в Соединённые Штаты Америки, где и скончался, не дожив до исчезновения империи, в которой суждено было родиться. Спустя десятилетия работы мастера выставлены в Кремле. 

Одностолпная палата Патриаршего дворца едва вместила людей, которые захотели оказаться «во власти камня». Работы «соперника Данилы-мастера», как называли Василия Коноваленко, привезли из нескольких музеев России и США.

«Мы показываем первую большую выставку очень знаменитого русского скульптора, который в свое время был вынужден эмигрировать в Америку. И гораздо известней он, к сожалению, на Западе, а не у нас», - рассказала генеральный директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина.

Василий Коноваленко начинал как театральный художник – создавал декорации к спектаклям Кировского, ныне Мариинского, театра. После оформления балета Прокофьева «Каменный цветок» к камням стал неравнодушен. Подружился с геологами и из совместных экспедиций привозил мешки минералов, которые превращал в шедевры.

«Надо понять камень, суметь показать его суть, и тогда он откроет людям свою необыкновенную красоту», - говорил Василий Коноваленко.

Познав феномен минералов, скульптор создал целую галерею образов – от исторических персонажей до народных типажей. Среди них – рыбак, который ловит рыбу, маляр и балалаечник.

Он предпочитал персонажей дореволюционной России – сельских жителей за нехитрыми занятиями. А ему настойчиво советовали взяться за образы героев труда. Под давлением художник даже начал работать над скульптурой «Ленинский субботник». Композицию так и не закончил. Остались только заготовки: буденовка, кепка, сапоги.

Хотя Коноваленко и называли «Вторым Фаберже», скульптор крестьянского быта был, скорее, антиподом ювелира Его Императорского Величества.

«Коноваленко нельзя назвать адептом и тем более подражателем Фаберже. Его работы другие. Они монументальнее, они просто больше, они многонаселенее. Потому что Фаберже это всегда одна фигура, одинокая. А у Коноваленко в его театральных мизансценах присутствует чаще всего два персонажа, три, а то и четыре», - пояснила куратор выставки, хранитель коллекции Фаберже Музеев Московского Кремля Татьяна Мунтян.

Когда-то импрессионист Клод Моне брал у камня уроки раздельного мазка. Так и Василий Коноваленко видел живопись в минералах. В его палитре розовый с прожилками - родонит, пестроцветная яшма и густой, сочной синевы лазурит.

«Коноваленко смело и точно подбирал камни, имитируя текстуру разных материалов - тканей, дерева, кожи. Иногда камни «капризничали», не поддавались мастеру, но он считал, что с минералами спорить не нужно, они созданы самой природой», - отметил Эдвард Нэш, исполняющий обязанности вице-президента по исследовательской работе и коллекциям Музея природы и науки Денвера (США).

В 1973 году в Русском музее открылась выставка Василия Коноваленко, где мастер представил результаты своего 20-летнего труда. Она имела оглушительный успех. Готовилась к открытию и экспозиция в Москве, в Патриарших палатах. Но проект неожиданно отменили. Комиссию Министерства культуры не устроила «лапотная Русь, искажающая образ советского человека». В 81-м году Коноваленко уехал в Америку, где до последнего работал с камнем. Образы были те же – русские народные.

Новости культуры 

Читайте также:

Произведения камнерезного искусства представлены в Московском Кремле

Выставка-ретроспектива ювелира Василия Коноваленко проходит в Москве

Елена Гагарина рассказала о выставке "Во власти камня" в программе "Главная роль"