25.01.2011 | 14:14

К 125-летию скульптора Михаила Бубнова

В предреволюционное десятилетие и, как ни странно, в 1950-е годы лицо архитектуры Омска определили работы Михаила Бубнова. Но имя легендарного самоучки, буквально «вылепившего» стиль города, на долгие годы оказалось забытым. В год 125-летия со дня рождения скульптора на оформленных им зданиях появятся мемориальные доски. А в одной из омских школ искусств будет впервые открыт класс лепки, носящий имя Михаила Бубнова. О возвращении мастера рассказывают «Новости культуры».

Почти тридцать лет назад, во время реставрационных работ в бывшем доме омского купца Коробейникова, краевед и реставратор Игорь Коновалов обнаружил потолочную розетку. На ее оборотной стороне четко читалась надпись: «Михаил Бубнов. 1908 год». Восстанавливая старинные омские особняки, Коновалов еще не раз сталкивался с подобным декором. Но однажды увидев бубновскую лепнину в одном из домов на столичном Арбате, омский краевед всерьез занялся изучением творчества мастера.

«Это очень самобытный художник и, что немаловажно, русский художник. Если Винклер представлял европейскую школу, то Михаил Иванович Бубнов представлял именно русскую изобразительную школу, что-то даже ближе к традиции русского лубка», – подчеркивает Коновалов.

Талантливый мастер-самоучка из Нижегородской губернии, блестяще исполнив множество проектов в Москве и других российских городах, собирает собственную артель лепщиков, чтобы попытать счастье в далекой Сибири. Так Омск обретает своего первого скульптора.

«Именно творчество Бубнова на долгие годы задало высокую планку лепного искусства. Современные лепщики вдохновляются именно его работами. Сейчас искусство лепки, к сожалению, не в таких масштабах, но продолжает развиваться, и эталоном для нас всегда является творчество Бубнова, его пластика, его формы, его стиль, его почерк», – продолжает заместитель председателя Омского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Игорь Коновалов.

К услугам артели Бубнова прибегает не только омское купечество. Сам степной генерал-губернатор доверил мастеру ремонт в помещениях своего дворца. Историю о том визите особенно любили слушать дети Бубнова.

«В качестве юмора рассказывал: "Ведь это же надо такому случиться, что я шел по паркету, упал и разлил известку. Думаю, ну все пропал. Но нет, ничего даже не было сказано"», – вспоминает дочь скульптора Валентина Бубнова.

Кариатидами, выполненными в духе русского лубочного стиля, Бубнов украсил фасад «храма воды» - так окрестили в начале прошлого века трехэтажную баню. Бубновские ангелы, маскароны и вазоны с фруктами на фасаде зданий стали в начале ХХ столетия признаком роскоши хозяев. А в годы правления Колчака Бубнов получил заказ на восстановление обвалившейся от взрыва потолочной розетки в зрительном зале омского драмтеатра.

В 20-е годы прошлого века страну охватила волна конструктивизма. Эстетике прямого угла и плоских фасадов искусство Бубнова не отвечало. На смену лепщикам приходят штукатуры. Сталинский ампир, ворвавшийся в жизнь страны Советов в середине прошлого столетия, стал вторым, пусть и недолгим, творческим рождением Михаила Бубнова. В семье «знатного штукатура» (так писала о мастере омская пресса тех лет) особо ценен снимок, на котором семидесятилетний Михаил Бубнов (он и на пенсии не оставил своего любимого дела) находится на последнем объекте.