23.08.2012 | 19:36

Владимир Корбаков. Художник должен быть хулиганом

Глядя на полотна Владимира Корбакова – яркие, сочные, ироничные, трудно представить, что в этом году художник отметил 90-летие. В его работах – экспрессия французского постимпрессионизма и декоративность русского фольклора. Вологодский мастер дает волю своей фантазии и соединяет в пространстве картины реальное и вымышленное, возвышенное и юмористическое. Выставка работ мастера, организованная при поддержке банка ВТБ, открылась в Мраморном зале Русского музея в Петербурге. Рассказывают «Новости культуры».

Владимир Корбаков никогда не рисует бои, хотя в 19 лет ушел из маленькой Вологодской деревни на фронт добровольцем, защищал Москву, потом служил на Северном флоте. Вспоминает только друзей, которых нашел на войне, и как там же чуть не потерял правую руку. Когда речь зашла об ампутации, бросился перед хирургом на колени.

«Я говорю: "Вы знаете, я художник. Как же я буду без руки?". Так он четыре операции сделал. Четыре! буквально у меня была раздроблена рука, разрывной пулей был ранен под Москвой», – рассказывает народный художник России.

Рука болит и 70 лет спустя, но за эти годы Корбаков написал ею тысячу полотен. От «сурового» стиля, популярного после войны, быстро перешел к своему собственному, условно названному «романтический экспрессионизм». И хотя при жизни мало кого признают классиком, выставка в Мраморном дворце – это именно признание. Ее организовал один из членов фонда Друзей Русского музея вслед за экспозициями таких мастеров, как Коровин, Левитан, Нестеров.

«Можно увидеть художника, его глаза, поговорить с ним. В этом большой плюс. А по масштабам творчества, я думаю, что его история впишет в один ряд с теми, чьи выставки мы уже открывали в Русском музее», – убежден старший вице-президент Северо-западного регионального центра банка ВТБ Юрий Левченко.

Корбаков любит яркие, сочные цвета, эксперименты с материалами и красками. Но в какой-то момент эксперименты стали особенно дерзкими. И тогда художник начал рисовать себя, чтобы не обидеть моделей. А потом родилась и вовсе безумная идея. Он задумался: а как бы его портрет написал Ван Дейк, Шагал или Дали? Так возникла серия удивительных автопортретов.

«Если художник не хулиган, мне кажется, художника нет. Всякое открытие нового – это значит, нужно сделать такую вещь, которую абсолютное большинство не принимает. Я считаю, что каждое открытие – это волевой, хулиганский поступок художника. Если художник сделает этот поступок, только тогда он и остается в истории искусства», – поясняет Владимир Корбаков.

В своем творческом хулиганстве и любви к жизни он может дать фору молодым. И, несмотря на солидный возраст – 90 лет, искусствоведы считают его ультрасовременным художником.

«Я вижу, что тоска, удрученное копание в себе куда-то отходит. И художники как-то по-новому, открытыми, чистыми глазами видят мир. И я думаю, что Корбаков перекликается в этом смысле с 20-тилетними художниками», – отмечает старший научный сотрудник отдела живописи второй половины XIX – начала ХХ века Государственного Русского музея Тамара Чудиновская.