11.05.2016 | 10:15

Коллекцию погребальных масок представляет выставка "Древние лики Хакасии"

Портретные маски скрывают внешность человека и открывают его истинную суть – так считается с давних времен. В театральном музее имени Бахрушина проходит уникальная выставка «Древние лики Хакасии», цель которой – открыть широкой публике малоизвестные страницы Таштыкской культуры. В ее погребальных обрядах именно портретная маска играла главную роль. Ее изготавливали для конкретного человека – индивидуально, стремясь передать не только внешний облик, но и особенности характера. Собранные в одну коллекцию они представляют своеобразный портрет народа, который две тысячи лет назад населял территорию современной Хакасии.

На выставке можно увидеть, как две с половиной тысячи лет назад выглядели люди, населявшие среднее течение Енисея. Древние сибиряки, предки современных хакасов, жили на территории нынешней Хакасии с IV века до нашей эры по VI век нашей эры. В экспозиции представлены фотографии погребальных масок так называемой таштыкской культуры. Галерею образов собрал по собственной инициативе житель Хакасии Сергей Нарылков. По профессии физик-ядерщик, увлеченный историей родного края, он добился разрешения провести фотосъемку погребальных масок в ведущих музеях страны и уже 7 лет возит выставку «Древние лики Хакасии» по разным городам России. Экспозиция побывала также в Финляндии, Венгрии, Индии.

«Это эпоха зарождения христианства на земле. Как в Египте все происходило – любого школьника спроси, он знает об этом. Про нашу историю, что у нас есть археологические артефакты мирового уровня в Эрмитаже, в Историческом музее, мало знают. И мне бы хотелось этой выставкой привлечь внимание общественности к тому, что у нас есть не менее интересные археологические артефакты в виде погребальных масок», - говорит автор выставки Сергей Нарылков.

Посмертные маски, по словам археолога Игоря Кызласова, были частью сложного погребального обряда. После смерти тела сжигали, пепел зашивали в кожаный мешочек, затем шили человекоподобное чучело-манекен, на месте головы помещали погребальную маску, сохранявшую портретное сходство.

«Может быть, эти люди в деталях выглядели не так. Но одно многообразие этих обликов заставляет вас думать, что те люди, которые делали эти маски, видели перед собой в памяти лицо ушедшего. То есть мы имеем возможность проследить становление физическое, антропологическое того населения, которое у нас в Сибири существует поныне. Это очень интересно. А обрядовая сторона еще очень мало нами постигнута», - рассказывает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии РАН Игорь Кызласов.

Все эти погребальные маски были обнаружены в могильниках на территории Хакасии. Иногда в одном родовом захоронении находили по 100 и больше масок. Женские отличаются от мужских наличием орнамента и узоров. В некоторых масках Сергей Нарылков определенно находит знакомые черты.

«Эта маска мне напоминает известную картину Леонардо да Винчи "Джоконда". В свое время археолог Марк Подольский писал, что таштыкские маски обладают удивительным спокойствием и умиротворенностью. И здесь есть такое спокойствие, умиротворенность и загадочная улыбка», - отмечает Сергей Нарылков.

Благодаря филигранной работе древних скульпторов сегодня мы можем увидеть настоящую портретную галерею людей, населявших в начале нашей эры Южную Сибирь. Но большинство масок в реальности выглядят не так эффектно, как эта фотография «Таштыкской Джоконды». При фотосъемке Сергей Нарылков использовал длинную выдержку и специально высвечивал отдельные черты лица. В результате получалась не столько фотография маски, сколько художественный образ.

Новости культуры