11.05.2016 | 12:10

К 95-летию со дня рождения Андрея Сахарова

21 мая – 95 лет со дня рождения выдающегося ученого-физика и одного из создателей водородной бомбы, общественного деятеля и лауреата Нобелевской премии мира, академика Андрея Дмитриевича Сахарова. К этой дате в эфире телеканала "Россия К" – программа из авторского цикла Юрия Роста "Рэгтайм, или Разорванное время. Андрей Сахаров" (18 мая, 21:20) и документальный фильм из цикла "Больше, чем любовь" (21 мая, 17:30).

"Он один говорил от лица всех нас. Он спас и сохранил нашу честь и достоинство, – говорил об Андрее Сахарове Дмитрий Лихачев. – Он перевернул наши представления о власти именно потому, что не боялся ее. А не боялся он потому, что никогда не думал о себе. Он отдал всего себя другим. Он растворился во всех нас". Выдающийся советский ученый и убежденный диссидент, один из величайших гуманистов своего времени Андрей Сахаров никогда не боялся открыто высказывать свое мнение. Выступление против генетика Лысенко, которого считал ответственным "за позорные, тяжелые страницы в развитии советской науки"; письма против возрождения культа личности Сталина; в поддержку инакомыслящих; знаменитая встреча с Солженицыным, выявившая разность их взглядов на необходимые общественные преобразования, – это далеко не полный перечень смелых, а по тем временам дерзких поступков Андрея Дмитриевича. "Я не добровольный жрец идеи, – говорил он о себе, – а просто человек с необычной судьбой. Я лишь старался всегда быть на уровне собственной судьбы".

Документальный фильм из цикла "Больше, чем любовь" (21 мая, 17:30) – это история жизни и любви двух ярких людей незаурядной судьбы: советского физика Андрея Сахарова и его жены Елены Боннэр, публициста и общественного деятеля. Они встретились в 1970 году. Сначала их роман протекал тайно. Андрей Дмитриевич боялся болезненной реакции своих детей от первого брака. Но, спустя какое-то время, они оба поняли, что в этой тайне нет никакого смысла. Когда в 1980 году ученого выслали в город Горький, Боннэр разрешили его сопровождать. О том времени Елена Георгиевна говорила так: "Когда мы были вместе, это был все равно счастливый быт, счастливая жизнь, но гнет, давление мы ощущали постоянно". На всеобщие нападки она всегда отвечала одинаково: "Мой муж не диссидент, он – физик". С началом перестройки, в конце 1986 года, после почти семилетнего заключения, они вернулись в Москву. Сахаров остался верен своим принципам. На Съезде народных депутатов он открыто заявил, что его поддержка Горбачева "носит условный характер". Таким образом, он "отблагодарил" политика за свое возвращение в столицу. Теория конвергенции – встречного сближения социалистической и капиталистической систем как основы прогресса и сохранения мира на планете; участие в Межрегиональной депутатской группе (самой демократической на тот момент); подготовленный Сахаровым проект Конституции, – все это вошло в историю свободного выражения мыслей того времени. И во всех начинаниях Елена Боннэр поддерживала своего мужа. В 1989 году в Комитете государственной безопасности были сожжены материалы, собранные на Аскета и Лису. Под кличкой Аскета (Аскольда) проходил Сахаров, под Лисой – Боннэр. Казалось, что все закончилось как нельзя лучше: у Андрея Дмитриевича появилась возможность реализовать все планы, но этому не суждено было сбыться. 14 декабря 1989 года он умер от сердечного приступа. Елена Георгиевна долгое время не могла в это поверить. В своих воспоминаниях она писала: "Утром всего труднее заставить себя жить". После смерти мужа она эмигрировала в США.

Авторская программа Юрия Роста "Рэгтайм, или Разорванное время. Андрей Сахаров" (18 мая, 21:20) о том, как он – единственный из отечественных журналистов – встречал Сахарова и Боннэр из ссылки, об удивительной судьбе первого (не напечатанного) интервью и первого (и единственного) газетного очерка об академике. Юрию Росту удалось стать участником интересных, иногда необычных событий, узнать Андрея Сахарова не только в публичной, общественной жизни, но и в узком семейном кругу. "Особое место занимает мое счастливое общение с великим человеком нашей современной истории Андреем Дмитриевичем Сахаровым, в чье время я когда-то включился, – рассказывает Юрий Рост. – Само его присутствие в моей жизни уже не позволяло вести себя так, как я держал себя до встречи с ним. Когда-то мне рассказали историю про учителя, который жил в далекой северной деревне. Много работал, учил детей добру и уму, жил иначе. Его уважали, но стеснялись. А когда учитель ушел из жизни, вся деревня будто освободилась внутренне. Мне кажется, что Сахаров как раз и был такой фигурой. Он что-то знал о нас такое, от чего сегодня мы с большим удовольствием хотим избавиться. Он знал, что мы можем и должны жить иначе. Мне очень повезло, я заглянул в мир Сахарова". Использованы материалы из личного архива Юрия Роста.

Пресс-служба телеканала "Россия К"