27.01.2011 | 10:36

Со дня рождения Ильи Эренбурга исполняется 120 лет

Писатель Илья Эренбург, 120-летие со дня рождения которого отмечается 27 января, совместил в своей творческой судьбе, казалось, несовместимое - служение режиму и творческую свободу.

Автор книги "Случай Эренбурга" Бенедикт Сарнов рассказал в интервью РИА "Новости", что сегодня сложно переоценить влияние Эренбурга в советское время, настолько оно было огромным. Его можно смело называть главным идеологом страны в советское время.

В качестве примера он привел одну из историй об Эренбурге, который во время Великой отечественной войны служил на фронте и писал передовицы.

"Во время войны фронтовикам и партизанам разрешалось раскуривать все газеты, кроме тех, в которых были приказы главнокомандующего Сталина и статьи Эренбурга. Влияние Эренбурга было огромным", - уверен Сарнов.

Отчасти, сильное эмоциональное потрясение, которое испытывали читатели статей Эренбурга военного периода, объяснялось его идеологической позицией. Он, как продолжил Сарнов, был убежденным антифашистом.

"Накануне войны мало кто из граждан Советского Союза понимал, какую угрозу несет всему миру фашизм, страна идеологически не была готова к войне с Германией. А Эренбург был убежденным антифашистом еще с испанской войны, в которой он активно участвовал", - пояснил Сарнов.

В тот период он пишет по несколько статей в день. "Как сказал Вениамин Каверин, на весь мир тогда раздавался стук его пишущей машинки", - отметил Сарнов.

Тексты военного периода не были вершиной писательского таланта Эренбурга. На протяжении всего творчества писателя его сопровождал успех и признание. Биографы отмечают, что на каждом этапе истории советской литературы в эпицентре читательского внимания обязательно была какая-нибудь вещь Эренбурга.

В предреволюционные и революционные годы особенно популярными были стихи Эренбурга. Его поэтический цикл "Молитва о России" Максимилиан Волошин сравнивал с поэмой Блока "Двенадцать". В начале 20-х годов популярностью пользовался роман о Хулио Хуренито.

Именно этот роман Сарнов называет одним из главных в творчестве Эренбурга и более того - одним из самых важных литературных сочинений прошлого столетия. Примечательно, что с ним соглашается французский биограф Эренбурга - литературовед Ева Берар, написавшая "Бурная жизнь Ильи Эренбурга". В одном из своих интервью, перечисляя наиболее значимые произведения Эренбурга, она причисляет "Хулио Хуренито" к лучшим романам писателя. В начале 30-х - времени коренного перелома и сталинских репрессий - Эренбург написал одну из самых знаменитых книг о сталинской индустриализации и построении социализма в СССР - роман "День второй".

По словам Сарнова, это книга, написанная в жанре получившего в то время распространение производственного романа, тем не менее, кардинально отличалась от подобного рода историй.

"Просто поразительно, что Сталин этот роман поддержал, там ведь очень ярко было показано, что сталинский социализм строится на костях мобилизованных людей, комсомольцев, энтузиастов.

Картина, открывающаяся в этой книге, была жуткой", - отметил Сарнов.

Перед войной все зачитывались романом "Падение Парижа". После войны - романом "Буря". В начале 60-х одной из самых читаемых книг стали мемуары Эренбурга "Люди, годы, жизни".

Как подчеркнул Сарнов, именно из этих мемуаров целое поколение советских читателей впервые услышало имена Мандельштама, Цветаевой, Гумилева, Волошина. И, как напомнил биограф, маленькая повесть в шестидесятых - "Оттепель" - дала название целой эпохе.

Такая писательская карьера, успех ее сопровождавший, не могли не порождать часто обоснованных слухов о "нечистоплотности" писателя Эренбурга. Одним из таких темных пятен стал выход писателя из состава Еврейского антифашистского комитета за день до ареста всех его участников.

Комитет был создан в начале войны, он вел антигитлеровскую пропаганду, собирал средства на борьбу с фашистами. А в 1948 году по приказу Сталина всех его участников, кроме Эренбурга, либо посадили в тюрьму, либо расстреляли. Говорили, что писатель был предупрежден и даже сыграл не лучшую роль в этой истории.

"Когда тогдашний министр безопасности Абакумов представил Сталину список членов Еврейского комитета, которых предлагал арестовать, Сталин напротив каждой фамилии написал "ар" - арестовать, а напротив фамилии Эренбурга поставил какую-то закорючку", - вспоминает Сарнов.

На его взгляд, арест Эренбурга не был выгоден Сталину, после Горького он оставался единственным советским писателем с европейскими связями и европейским влиянием. Долгое проживание в Париже Эренбурга обеспечило ему связи со многими знаковыми представителями европейской литературы и науки, обеспечив интерес к его личности на многие годы вперед.