06.05.2016 | 10:12

Президент Пушкинского музея Ирина Антонова вспоминает годы войны

Многие знают о той выдающейся роли, которую сыграла наша страна в спасении Дрезденской картинной галереи. От полного разрушения Дрезден спасла Советская армия. А чудом уцелевшие полотна восстанавливали реставраторы Музея изобразительных искусств имени Пушкина. Нынешний президент музея, его многолетний легендарный директор, доктор искусствоведения Ирина Антонова хорошо помнит эти события. Ее молодость пришлась на годы войны. Тогда Антонова работала медсестрой в госпитале. 

Ирине Александровне Антоновой легко отвечать на вопрос, сколько она работает в Пушкинском музее. Тут все просто: сколько лет со дня Победы, столько и работает - 71 год. Помнит она и день начала войны.

«Мне даже не очень ловко об этом рассказывать, но было странное состояние. Мама заплакала – у нее было такое состояние духа. А у меня прямо противоположное. У меня был какой-то необыкновенный внутренний подъем душевный. Мне показалось, что я вступила в какое-то время необыкновенной важности – для страны и для меня», - рассказывает президент ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова.

Отца сразу забрали на фронт. Она, студентка-первокурсница ИФЛИ, осталась вдвоем с матерью. Сначала 2 месяца на заводе, где перетаскала сотни ящиков со снарядами. Потом – курсы медсестер и военный госпиталь на Красной Пресне. Каждый день туда привозили тяжелораненых – ее сверстников – летчиков, сбитых под Москвой. 

«На первой операции, на которой я присутствовала, хирург мне сказал: «Ну, чего ты стоишь? Неси». Я никак не могла понять, что я должна нести. И он мне просто так махнул рукой – это была ампутированная нога, потому что там уже была гангрена», - рассказывает Ирина Антонова.

О новостях, как и вся страна, узнавала по радио. И из хроники, которую показывали в кинотеатрах перед сеансами. Ходили и на концерты – в Колонный зал. Когда объявляли тревогу, прятались в бомбоубежища. Однажды после двухмесячной эвакуации они с мамой вернулись домой и сначала ужаснулись, увидев, что квартира ограблена, но потом улыбнулись, поняв, какие вещи взял вор: томик Шекспира, ковер и несколько пластинок с записями дирижера Артуро Тосканини.

«Нам это очень понравилось, и мы сказали: "Слава Богу, что у нас это взял, будь спокоен с этими вещами, если они тебе помогли, хорошо", - говорит Ирина Антонова.

Во время войны Ирина Антонова продолжала учиться на искусствоведа. На занятия приносила с собой хлеб. 

«В столовой в университете, я как сейчас помню, давали суп. Это суп из воды, в нем плавало две капельки масла и капусты немножко. И все – вот это был суп», - рассказывает Ирина Антонова.

Диплом Ирина Антонова получила за месяц до Дня Победы. И уже 11 апреля пришла работать в Пушкинский музей. 

«Были и слезы, и отчаяние, и прочее, - вспоминает Ирина Антонова. - Но была такая уверенность, что мы выйдем на Победу, и страна вступит в какое-то свое лучшее время».


Новости культуры