05.05.2016 | 11:08

В Пальмире эксперты оценивают ущерб и вспоминают своих коллег

В сирийской Пальмире, освобождённой из-под контроля ИГИЛ - запрещенной в России террористической группировки, работает Международная комиссия ЮНЕСКО. Эксперты оценивают ущерб, нанесённый памятникам, и определяют сроки их восстановления. Также вспоминают тех своих коллег, кто пытался сделать всё возможное, чтобы не допустить варварских разрушений, не жалея собственной жизни. Таким был хранитель Национального музея Пальмиры Халед аль-Асад.

Ужасная участь Халеда аль-Асада, обезглавленного террористами за то, что он отказался сообщить информацию о скрытых сокровищах Пальмиры, шокировала мировое сообщество. Известный в Сирии археолог, один из главных исследователей античного комплекса Пальмиры, он не уехал, как другие, после того, как Пальмиру в мае 2015 года захватили террористы. Был схвачен ими и после жестоких пыток казнен. Наверняка, он хорошо понимал, что археология в Сирии перестала быть сугубо мирным и безопасным занятием, но остался верен своей профессии, своему долгу хранителя древностей Пальмиры, наконец, своему человеческому выбору.

«Я умолял его покинуть город и уехать в Дамаск со своей семьей, но он отказался. Он верил в судьбу. Сказал: "Я родился в Пальмире и останусь в Пальмире. Я не оставлю ее, даже если это будет стоить мне крови"», - рассказывает руководитель Департамента древностей и музеев Сирии Маамун Абд аль-Карим.

Для 82-летнего ученого эти слова, увы, оказались пророческими. Сегодня друзья и коллеги вспоминают о Халеде аль-Асаде как о человеке, для которого музей Пальмиры был не просто местом работы, а смыслом всей его жизни. О Пальмире он написал около 20 книг. Именно благодаря исследованиям аль-Асада, которые он проводил совместно с учеными других стран, античные сооружения Пальмиры в 1980 году были включены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

«Он очень-очень много сделал для Пальмиры. Всех встречал как гостей, всем помогал. Когда я работал над диссертацией о скульптуре Пальмиры, он мне много помогал, подарил книги, показывал памятники, найденные недавно. В том числе, знаменитую "Пальмирскую красавицу", которую обнаружил именно он и которая вызвала большой интерес во всем мире», - говорит профессор Университета Дамаска Фауд Топал.

Халеда аль-Асада хорошо помнят и в России. Профессор Рауф Мунчаев больше 20 лет возглавлял сирийскую археологическую экспедицию Российской, а до этого Советской академии наук. Он много раз вместе с Халедом аль-Асадом бродил по улицам Пальмиры, стоял возле той самой, теперь уже исторической арки. На память о сирийском ученом у Рауфа Мунчаева осталась книга. Он не может забыть один случай: однажды машина советских археологов попала в аварию, и первым, кто откликнулся, был Халед аль-Асад.

«Неожиданно там появился какой-то полицейский. И он мне сказал: "Вы знаете, доктор Рауф, первым человеком, который проявил озабоченность о пострадавших, был директор музея Халед аль-Асад. Не знаю, откуда он узнал, вчера же он со мной связался и спросил, нет ли среди них руководителя экспедиции Рауфа Мунчаева"», - вспоминает Рауф Мунчаев, член-корреспондент РАН, начальник сирийской экспедиции с 1988 по 2011 год.

Рауф Мунчаев не верит, что аль-Асад погиб из-за того, что якобы олицетворял собой ненавистную для террористов культуру, материальные свидетельства которой они яростно уничтожают, правда, только если не удается продать.

Сын Халеда аль-Асада рассказал, что террористы приходили к ним домой, угрожали расправой, требовали сказать, где хранится золото Пальмиры. Но вовсе не за золото умер Халед аль-Асад. Он погиб на войне между невежеством и культурой. Так отозвался на известие о гибели аль-Асада директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

«Отдельно казнили археолога, который не выдал секреты и помогал спасать памятники Пальмиры. Вот что такое люди культуры. Вот что такое значение культуры! Этот тот урок, который мы должны извлекать. Музеи - это не просто тихое место, это символ. Они хранят ДНК цивилизации, хранят память», - подчеркнул Михаил Пиотровский.

«Он умер за родину, он умер за свой народ, он умер за свою семью, наконец. И он умер за вечные художественные и исторические ценности своей страны. Можно только встать на колени и склонить голову перед его смертью», - отметила президент ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова.

Наверное, лучшим памятником Халеду аль-Асаду станет возрождение Пальмиры. Это лишь вопрос времени.

«Скорее всего, я заявляю это авторитетно, у бандитов не было своего четкого плана уничтожения памятников Пальмиры. Но им этот план кто-то диктовал – что именно нужно взорвать. Ведь здесь представлены памятники всех последних эпох: язычества, иудаизма, христианства, ислама. Вряд ли у них хватило ума разбираться, какой из памятников что означает», - комментирует хранитель Национального музея Пальмиры Ахмад Диб.

Возможно, когда-нибудь за свой подвиг Халед аль-Асад и сам удостоится памятника где-нибудь недалеко от величественных развалин Пальмиры. Ведь он сделал для их сохранения действительно все, что мог.

Новости культуры

Восстановление древней Пальмиры. Все материалы темы