04.05.2016 | 10:09

Хранитель Музея Пальмиры Ахмад Диб рассказал о восстановлении древнего города

В сирийской Пальмире, освобождённой из-под контроля террористической группировки ИГИЛ, работает Международная комиссия ЮНЕСКО. Экспертам предстоит оценить масштаб разрушений, совершённых вандалами на территории древнего города. Не всё утрачено безвозвратно. Как будут восстанавливать памятники, рассказывает новый хранитель Национального музея Пальмиры.

Еще совсем недавно всех туристов у входа в пальмирский музей встречала четырехметровая статуя Льва Аллат. Лев словно выпрыгивал из крепостной стены, чтобы защитить свою супругу, дневнеарабскую богиню Аллат, в образе газели. Когда пришли боевики ИГИЛ сказали, что это языческий идол и его надо взорвать, что они и сделали. Заложили взрывчатку в основание памятника и уничтожили его. Сейчас остались только две части - основная и нижняя - ноги льва. В ближайшее время их вывезут, скорее всего, в Дамаск, где и начнут реставрационные работы. Памятник будет полностью восстановлен. В этом убежден нынешний хранитель Национального музея Пальмиры Ахмад Диб.

«Лев Аллат крайне важен для пальмирцев, для их истории. Он символизирует львиное могущество. Это второй век нашей эры. Его, конечно, восстанавливали и раньше, какие-то части, что-то обновлялось. Но самое главное, осталась надпись на ноге на пальмирском языке. Она гласит, что запрещено проливать кровь в храме», - комментирует хранитель Национального музея Пальмиры Ахмад Диб.

Это первое, что нарушили террористы ИГИЛ, когда захватили город. В здании музея они организовали шариатский суд, где и выносили смертные приговоры. Приводили их в исполнение на соседней площади. Они убили смотрителя музея, хранителя пальмирских древностей Халеда аль-Асада, почтенного старика, отца одиннадцати детей.

Доктор Халед аль-Асад - один из важнейших первопроходцев сирийской археологии XX века, как характеризовали его коллеги, патриот своей страны и, несомненно, герой. Его подвиг может быть увековечен в камне. Во всяком случае, в сирийском правительстве рассматривается возможность установки памятника доктору Асаду. Именно благодаря его служению науке современное человечество открывало все новые и новые тайны античной цивилизации Ближнего Востока, то, что было выражено в символах Дневней Пальмиры, и то, что пытались разрушить варвары XXI века.

Руины - все, что осталось от Триумфальной арки. Боевики ИГИЛ постарались нанести ей максимально возможный ущерб и, к сожалению, преуспели в этом деле. Они заложили заряды таким образом, чтобы не просто уничтожить арку, но и разрушить сами блоки, из которых она была изготовлена. Они разлетелись на мелкие куски. Уцелел крупный фрагмент. Судя по декору, это часть входных ворот. Но, оказывается, и эти трудности можно преодолеть. Ахмад Диб раскрывает некоторые профессиональные секреты реставраторов.

«Этот декор, что остался на уцелевших фрагментах, будет служить нам привязкой, - рассказывает хранитель Национального музея Пальмиры Ахмад Диб. - По нему мы легко восстановим целостность арки, вернем все в исходное состояние. Сейчас собираем команду, которая и займется реконструкцией памятника. Это только кажется, что фрагменты мелкие. Уверяю вас, мы сможем с ними еще поработать».

Самый крупный комплекс на территории исторической части - храм Бэла, но он наиболее пострадал. В свое время он являлся главной святыней города. В нем смешались основные стили восточной и античной архитектур. Сейчас именно за его будущее больше всего болит душа хранителя музея. Слишком велики потери. А по поводу того, что террористы ИГИЛ разрушали именно места языческих культов, у него свое, особое мнение.

«Скорее всего, я заявляю это авторитетно, у бандитов не было четкого, своего плана уничтожения памятников Пальмиры. Но им этот план кто-то диктовал - что именно нужно взорвать. Ведь здесь представлены памятники всех последних эпох - язычества, иудаизма, христианства, ислама. Вряд ли у них хватило ума разбираться, какой из памятников, что означает», - подчеркивает хранитель Национального музея Пальмиры Ахмад Диб.

Единственная позитивная новость про храм Бэла - это то, что уже найден тот карьер, где, скорее всего, каменотесы и добывали камень для его постройки. Теперь его планируют использовать для восстановительных работ. А с храмом Баалшамина все намного оптимистичней, хотя сам он пока лежит в руинах. Уцелела только нижняя часть левой входной колонны. Но доктор Диб утверждает, что каменные блоки хорошо сохранились даже после обрушения.

«Баалшамин славился своими узорами. Они были необычайно красивыми даже для того времени. Но сейчас я бы оценил их состояние процентов в восемьдесят», - рассказывает хранитель Национального музея Пальмиры Ахмад Диб.

В любом случае, окончательное решение о начале и объёме восстановительных работ может быть принято только после того, как масштаб разрушений оценит Международная комиссия ЮНЕСКО.

Новости культуры

Восстановление древней Пальмиры. Все материалы темы