29.04.2016 | 10:11

Владимир Федосеев представил новый проект "Сумбур вместо музыки"

Дирижёр Владимир Федосеев представил новый проект под названием «Сумбур вместо музыки». У слушателей появилась возможность вспомнить целый пласт музыкальной культуры, в советское время попавшей под репрессии. Большой симфонический оркестр, сам маэстро Федосеев и пианист Вадим Руденко выступили в Большом зале Московской консерватории. Были исполнены сочинения композиторов, которые шли не в ногу с официальной культурой, а потому оказались пригвождёнными к позорному столбу в статье газеты «Правды» 1936 года, которая так и называлась «Сумбур вместо музыки».

«Сумбур вместо музыки» – сегодня это яркое и емкое название проекта, которое еще и объясняет всю его программу. а вот 80 лет назад это был полный разгром оперы. Всего одна статья в газете «Правда», соавтором которой был Сталин, и опера Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» была снята с репертуара. Музыка показалась слишком сложной. А балет «Светлый ручей», наоборот, слишком простым. Об этом написали следующую статью и назвали ее «Балетная фальшь». 

На концерте в Московской консерватории прозвучало и то, и другое.  

Балет «Светлый ручей» шел с большим успехом, публика его сразу приняла – яркий, смешной, озорной. Но просуществовал на сцене он недолго. «Балетная фальшь» его разгромила: авторов в статье назвали людьми бесцеремонными и проворными, а сам спектакль – их стряпней.

«Публика должна знать эту историю. Вообще, время само отбирает музыку. Не надо никаких газет – ни «Известий», ни «Правды». Или эта музыка живет, или она умирает», - говорит Владимир Федосеев.

В год 80-летия злосчастных статьей - «Сумбура» и «Фальши» - Владимир Федосеев представляет просветительский проект. Звучит не только музыка, но и печально известные цитаты. Читает Владимир Молчанов: «Запретить исполнение и снять с репертуара следующие произведения Дмитрия Шостаковича…»

В числе запрещенных – Первый концерт фортепиано с оркестром. Сегодня в репертуаре пианистов он появляется часто - всё-таки классика ХХ века, даже у тех, кто к творчеству Шостаковича особых чувств не испытывает.

«Я не могу сказать, что не люблю Шостаковича, не хочу – не буду. Я его играю. Соответственно не могу играть, если я никак не отношусь к автору», - отмечает пианист Вадим Руденко.

Вместе с Шостаковичем в список неугодных тогда попали Прокофьев, Мясковский, Хачатурян, который, кстати, был этому очень удивлен, и Мосолов, которого и сейчас редко исполняют.

«Мосолов, конечно, сумбур. Но это эксперимент, здорово сделано, профессионально: изображаются машины, работающие заводы, но через музыку», - отмечает Владимир Федосеев.

«Музыка машин» сейчас считается образцом конструктивизма в музыке, а в середине ХХ века была репрессированным искусством. Наверное, весь этот список неугодных композиторов - самая яркая иллюстрация влияния государственной машины на пространство культуры.

Новости культуры