28.01.2011 | 12:49

Новый федеральный "Закон об образовании" – за и против

До завершения обсуждения проекта нового федерального «Закона об образовании» осталось четыре дня. Еще можно оставить свои комментарии к документу на специальном сайте в Интернете. А сегодня в столице состоится заседание комиссии для рассмотрения замечаний и предложений, уже поступивших в ходе обсуждения. Одним из самых дискуссионных пунктов стала статья 131-я – о реформе музыкального, хореографического и художественного образования для особо одаренных детей. Юные балерины, маленькие скрипачи и пианисты – как же с ними быть? Кто эти дети – самородки, появившиеся благодаря российской системе образования или бесправные мученики, жертвы амбициозных родителей и педагогов? Несмотря на успокаивающие голоса чиновников от образования, в элитарных творческих школах сейчас не на шутку встревожены грядущими переменами. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Они воспитывают принцев и лебедей балетной сцены, мальчиков с ангельскими голосами, и вундеркиндов со скрипочками. Их таких всего 29 в стране – школ, выпускающих особо юных профи. Когда их сверстники только думают куда поступать, они уже вовсю работают: на театральных сценах и концертных площадках. Но не все, глядя на эти старания, умиляются.

«Эта ситуация нуждается в общественном обсуждении: нигде в мире этого нет, чтобы человеку был позволен выбор профессии на момент, когда он не накопил еще культурного багажа», - полагает директор департамента стратегического развития Министерства образования и науки РФ Игорь Реморенко

Раннее профессиональное образование нарушает права ребенка, - намекает Министерство образования.

«Так надо у детей спрашивать, - говорит профессор Московской консерватории им. П. И. Чайковского Александр Мндоянц, - Рустам, твои права нарушаются?»

« Если я хочу этим заниматься, то у меня отнимут мои права, если у меня не будет возможности этим заниматься», - полагает студент 2 курса колледжа при Московской консерватории им. П. И. Чайковского Рустам Ханмурзин.

Рустам занимается музыкой с 6 лет. В Центральную музыкальную перебрался из Сургута всего три года назад. Значит, раньше русский и математику учил в одной школе, сольфеджио в другой. А вот Лиде Ступаковой-Коневой разрываться не приходится: для нее в этих стенах все. «Я здесь с 7 утра и до вечера», - говорит ученица ЦМШ при Московской консерватории им. П. И. Чайковского.

Свои программы особенные школы страны называют интегрированными: общее и среднее образование дают одновременно с профессиональным. Так чтоб дети и на сцену Большого театра выходили, и ЕГЭ сдавали. В идеальной третей позиции стоит ученица 3 -ого класса хореографической академии у доски, решая математический пример. Они мотивированные и очень работоспособные. То ли только таких и принимают, то ли такими становятся здесь.

Студентки Московской хореографической академии в один голос говорят о том, что нельзя придумать ничего лучше, если тебе нравится эта профессия. Но на данный момент, образование этих детей - вне правового поля.

«Вся страна перешла на стандарты третьего поколения, - говорит директор Центральной музыкальной школы Александр Якупов, - а у нас он не утвержден».

Сейчас стандарты Центральной музыкальной школы проверяет Министерство юстиции, как и стандарты других особенных школ. Их руководители волнуются: пока стандарт не принят, нельзя начать набор. Мы вне закона – испуганно говорят они. Не по нашей вине, - говорят чиновники из Министерства образования.

«Само предложение узаконить раннее профессиональное образование исходит из этого нового закона об образовании», - говорит Игорь Ремеренко.

И все же если читать 131 статью нового закона внимательно, можно заметить, что все образование, которое получают одаренные дети до 11 лет, называется не «профессиональным», а «предпрофессиональным».

«Нам это не подходит, нам нужно с первого класса, чтобы параллельно шли и общеобразовательные предметы и специальные», - говорит Александр Якупов.

Под угрозой музыкальные вундеркинды ЦМШ и мальчики из академии имени Свешникова. Дирижер хора мальчиков – продукт местной системы воспитания. Учился здесь с восьми до 23 – 15 лет. Чтобы разбирать с детьми Баха и Перголезе.

«Наши дети учатся и работают очень много, да! Но есть результаты», - говорит ректор Хоровой академии имени А.В. Свешникова Николай Азаров.

Они сами знают, что при достижении этих результатов можно, а что нельзя.

«Нельзя принимать детей неспособных к нашему искусству, - рассказывает ректор Московской хореографической академии Марина Леонова, - и нельзя после 9 классов общего образования».

«Мы настаиваем, чтобы была учтена наша специфика. Наше образование не массовое образование, а эксклюзивный продукт», - говорит Александр Якупов.

Старый закон об образовании элитные творческие школы тактично не замечал, новый - еще не вступил в силу. Директорам особенных 29 ти школ нашей страны хотелось бы верить, что он не навредит.