13.04.2016 | 11:03

Новосибирский театр привёз на "Золотую маску" мюзикл "Вий"

«Золотая маска» продолжает знакомить московского зрителя с номинантами национальной премии. На сцене Российского молодёжного театра был представлен мюзикл «Вий». Спектакль Новосибирского театра музыкальной комедии претендует на три номинации – лучшая мужская роль, работа художника и художника по свету. У сибиряков герои Гоголя запели. Нонна Кротова перевела прозу в стихи, композитор Андрей Кротов написал оригинальную музыку, а режиссер спектакля Гали Абайдулов выступил в этой постановке и балетмейстером. Так что артисты не только поют, но ещё и танцуют. Однако красочность и масштабность новосибирского мюзикла не избавляет зрителей от чувства страха, знакомого каждому, кто читал известное сочинение Гоголя.

Прозу Гоголя зарифмовали. Андрей Кротов написал музыку. Все персонажи «Вия» запели. Партитура далась Андрею Кротову непросто, хотя это его второе обращение к Гоголю. Николай Васильевич даже иногда во сне грозил пальцем.

«Некоторые вещи рождались и технически мучительно, - признается композитор Андрей Кротов. - Их приходилось искать, придумывать компромиссы между смыслом, эмоциями и техникой композиторской».

Мистицизм Гоголя испытал на собственной шкуре и Дмитрий Савин – исполнитель роли Хомы. За несколько дней до премьеры разбил радикулит. Жил на обезболивающих. Теперь точно знает - такое на полутонах не сыграть.

«Здесь все построено на эмоциях: животный страх между жизнью и смертью. Нужно одновременно испытывать животный страх и обладать ровным дыханием, чтобы петь, в этом сложность», - объясняет артист Новосибирского театра музыкальной комедии Дмитрий Савин.

Режиссер Гали Абайдулов заходил на территорию Гоголя тоже с опаской. Снявшись у Бортко в «Мастере и Маргарите», видел вырванные деревья после съемок сцены шабаша. Здесь тоже пришлось иметь дело с нечистой силой.

На вопрос: летает ли панночка, режиссер Гали Абайдулов отвечает: «Она у нас летает, но театральным способом. Для этого, как оказалось, не нужно лежать в гробу».

Яркий боковой свет бьет артистам в глаза, но художник Иван Никитин, собирая спектакль, отстоял свои идеи.

«В этом спектакле нужно было передать атмосферу тревожности, - объясняет художник по свету Иван Никитин. - Сложная вещь, двоякие эмоции, зачастую, приемы мешали артистам».

Перед сценографом Кириллом Пискуновым – иные задачи - уйти от создания религиозной символики, хотя Хома отпевает панночку именно в храме. Но зритель поверит в иллюзию обмана.

«У нас все движется, крутится, поднимается, опускается, поэтому это - сплошной трансформер. В самом произведении много мест действия. Все это работает», - описывает художник Кирилл Пискунов.

«Вий», вызывающий ужас каждого, кто хотя бы раз читал повесть Гоголя, здесь тоже держит в напряжении от начала до конца.

Грань между театральностью и мистикой - тонкая. Зная, чем закончится противостояние Хомы и панночки, зритель в глубине души надеется на чудо, которое не случится.

Новости культуры

22-й Фестиваль "Золотая маска">>>