09.04.2016 | 17:39

Валерий Фокин воссоздал "Маскарад" Мейерхольда

Фестиваль «Золотая Маска» представляет прославленный петербургский Александринский театр. Восемь его спектаклей игрались на этой неделе на московских гастролях. В их числе - три претендента на «Золотую маску». И среди них настоящий тяжеловес – «Маскарад». Это воссозданный Валерием Фокиным, руководителем театра, спектакль Всеволода Мейерхольда. Сотню лет назад в постановку драмы Лермонтова было вложено столько сил и средств, что «Маскарад» в Александринке оказался самым дорогостоящим в истории Российской империи. Империя доживала последние месяцы и дни. «Воспоминание будущего» - таков подзаголовок нынешнего «Маскарада».

«Маскарад» Александринского театра – не реконструкция ради реконструкции, а поклон Всеволоду Мейерхольду и Александру Головину и их эпохе – началу ХХ века. Занавес, который когда-то специально для спектакля рисовал Александр Головин, разрезали на части и превратили в порталы для сцены.

Четыре тысячи эскизов к постановке Мейерхольда изучили современные художники, чтобы сделать костюмы, лишь на первый взгляд копирующие те головинские, вековой давности. Его фантазии Серебряного века стильно преобразовали под век нынешний.

«Мы ничего впрямую не брали. Мы старались каким-то образом это интерпретировать», - подчёркивает фотограф Семен Пастух.

Специально для этой постановки театр заказал 3D-модель зала, занавеса и сцены Мейерхольда. Она помогала понять мизансцены режиссера. Полгода работали с его архивами, где прописано каждое движение.

«Мы четыре картины с такой дотошной скрупулезностью постарались реконструировать, воспроизвести, но вокруг современная форма, которая вызвана какими-то сегодняшними ощущениями и разговором с тем спектаклем, потому что очень много похожего, несмотря на то, что прошло 100 лет в жизни», - говорит режиссер Валерий Фокин.

В начале спектакля маски-экспонаты оживают за музейным стеклом. В лучших традициях самого Мейерхольда, наследие соединили с новаторством. И в этом суть такой театральной экспедиции в прошлое. Арбенин говорит то языком новой драмы, то патетично, нараспев. Исследовали и партитуры к «Маскараду» Мейерхольда.

«Поначалу мне казалось, что это будет легко, что я быстро её освою, но потом в процессе... Мы до сих пор её уточняем, репетируем, потому что в опере есть оркестр, дирижёр, а тут всё нужно в голове держать - каждую тональность, повышение, понижение», - признаётся артист Пётр Семак.

Не потерять за чрезмерной красотой постановки, лощёной формой и манерой подлинные страсти, призывал Мейерхольд. Для создателей этого спектакля задача тоже актуальная. Важен для них и диалог эпох и культур. «Маскарад», который у Лермонтова был отчасти демоничен, у Мейерхольда мистичен, здесь вылился в агрессивный клубный треш.

Премьера мейерхольдовского спектакля совпала с началом Февральской революции 1917 года. Легендарный спектакль пережил и царскую Россию, и две революции, и своих создателей. Нынешняя постановка претендует в шести номинациях на «Золотую маску». Сходство двух спектаклей очевидно. Каждый для своего времени является новым словом в истории театра.

Новости культуры

22-й Фестиваль "Золотая маска">>>