04.04.2016 | 11:01

Александринка представляет оригинальное прочтение "Макбет" на гастролях в Москве

Александринский театр в год своего 260-летия показывает в Москве сразу восемь спектаклей. Достоевский, Лермонтов, Гоцци, Шескпир – все тексты в неожиданных режиссёрских трактовках. В юбилейный год Александринка в очередной раз доказывает, что главное для театра - не стать музеем. Примером такой немузейной постановки стал спектакль «Макбет» с видеоинсталляциями и электронным звуком от лидера молодой польской режиссуры Кшиштофа Гарбачевского.

Розовые фигурки животных. Надувная конструкция агрессивной расцветки - будто техническая маркировка. Руководство Новой сцены Александринского театра не просто готово на эксперименты, оно ориентировано на поиск имен и форм. Чтобы пригласить Кшиштофа Гарбачевского с его командой, даже сдвинули уже намеченные сроки.

«Мы решили, что такой театр, такой подход нам очень интересен, потому что у них работают без всяких ограничений, без всяких рамок и очень свободно. За неделю до премьеры еще была палитра и картина на шесть часов спектакля. Был отбор. Это все происходило как-то очень по-живому», - рассказывает Марат Гацалов, главный режиссер Новой сцены Александринского театра.

Пресса назвала спектакль «пыткой особого рода». И правда, то, что режиссер предлагает зрителю, - это как минимум вызов. Первые полчаса все происходит на экране. В замкнутом пространстве актеры сидят, лежат, произносят монологи. Тем, кто не очень хорошо помнит содержание пьесы Шекспира, понять происходящее точно не просто. 

Зачем идти в театр, если вместо сцены представлено видео? Не все и не сразу понимают, что это не запись. Все происходит онлайн. Актеры говорят, работа с режиссером, которая длилась всего месяц, была невероятно интересным опытом. Пришлось ломать привычку работать этюдным методом и переключиться на совершенно другую театральную технологию.

«Мы думали иногда, что ничего не происходит, но на самом деле в этом тоже была работа – в бездействии. Иногда он нам давал такие задания, когда он просил несколько часов ничего не делать. Находиться в полном бездействии и найти в этом жизнь, чтобы мы спокойно могли часами ничего не делать, но оставаться интересными», - говорит артист Александринского театра Алексей Фролов.

Металлический контейнер, в котором происходят основные события, появился за несколько дней до премьеры. Это ассоциация с историей о беженцах, которых нашли в море в боксе. Об этой трагедии стало известно как раз в период репетиций. Жертва и зло – главная тема этого спектакля.

«Для меня это спектакль о том, что если в человеке поселилось зло, то ему невозможно уже противостоять. И если ты вступил на территорию зла, то ты обречен на дикий финал», - считает актриса Ольга Белинская.

Режиссер не погружался в шекспировский контекст, он исследовал, как в век информации, когда зрители привыкли к убийствам крупным планом, можно переживать сотворенное зло. Не все досмотрели спектакль до конца. Но ведь непонимание и протест можно считать подтверждением статуса «новая форма».

Новости культуры