29.03.2016 | 12:34

Национальный филармонический оркестр под управлением Спивакова исполнил "Шедевры на все времена"

Маэстро Владимир Спиваков в который раз обратился к шедеврам русской музыки. Со сцены Светлановского зала Дома музыки прозвучала вечная классика – Лядов, Мусоргский, Шостакович и, конечно, Скрябин. Вечер состоялся в рамках абонемента «Шедевры на все времена». 

Таинственная, трогательная, мистическая и редко исполняемая программа этого концерта объединила шедевры таких авторов, как Скрябин, Мусоргский, Лядов. Владимир Спиваков в этот вечер – дирижер-художник, создающий музыкальные полотна. С Национальным филармоническим оркестром перед концертом репетировал до последнего, доводя каждое из музыкальных сочинений до совершенства.

«Гениальное сочинение Александра Скрябина "Поэма экстаза", к которому он написал текст, но просил не показывать  его дирижерам, чтобы это не отвлекало их от музыки, – это шедевр, веха в развитии музыки», - констатирует худрук и главный дирижер Национального филармонического оркестра России, народный артист СССР Владимир Спиваков. 

Игорь Головатенко с Национальным филармоническим не просто на одной волне, десять лет назад именно с этим коллективом он впервые спел на сцене. С Владимиром Спиваковым, кажется, понимают друг друга без слов.

«Он потрясающий музыкант, изумительный ассамблист, - утверждает солист оперной труппы Большого театра Игорь Головатенко. - И оркестр тоже очень гибкий».

В музыкальной школе Игорь Головатенко образование получал по трем специальностям – фортепиано, виолончель, композиция. Но тяга и любовь к пению заставили музыканта забросить виолончель и дирижерскую палочку. Теперь в его жизни только вокальное искусство.

«Игорь Головатенко - великолепный солист, который изумительно поет "Песни и пляски" Мусоргского, оркестрованные Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем. Без глубокого внутреннего волнения слушать невозможно», - говорит Владимир Спиваков.

«Песни и пляски смерти» - сочинение, которое относят к трудно исполняемым, требующим особого актерского мастерства.

«Это, скорее, театр. Там пение есть, но огромную роль играет текст. В первой песне там диалог, то есть, действительно, монотеатр получается. Это нужно прожить, прочувствовать», - уверен Игорь Головатенко.

Одно из самых мистических в этот вечер произведений, партитура которого написана за 12 дней, - «Иванова ночь на Лысой горе». Это сочинение, о котором Мусоргский говорил: «За это бы меня выгнали из консерватории». При жизни композитора это произведение не исполнялось, уже после его смерти Римский-Корсаков сделал свою редакцию, сохранив все лучшее, что было у автора.

Сегодня исполняют обе версии, для этого концерта Владимир Спиваков выбрал оркестровую редакцию Римского-Корсакова.


Новости культуры