29.03.2016 | 19:57

Большой театр представит "Дона Паскуале" в постановке Тимофея Кулябина

Историки до сих пор спорят о том, за сколько дней Гаэтано Доницетти написал своего знаменитого «Дона Паскуале». Кто-то говорит, что за одиннадцать, кто-то отводит мастеру оперы три недели. В любом случае, произведение уже полтора столетия не сходит со сцен лучших театров мира, и этот срок – рекордный. В апреле Большой театр представит свою трактовку оперы-буффа. 

Ди-джей за пультом отбивает ритм, нечто зеленое и пружинистое катается по сцене, кто-то пробегает с тележкой из супермаркета – о классической опере пока здесь ничто не напоминает. Режиссер Тимофей Кулябин перенес героев оперы Доницетти в XXI век. Менять не стал только место действия – Рим.

«Это классическая опера-буфф, берущая начало из комедии дель арте, где все ситуации театральны по своей природе, то есть это типажи – герой-любовник, злодей-старик – сами по себе довольно абстрактные. Мне хотелось найти им эквиваленты в нашей сегодняшней жизни, кем бы они могли быть сегодня», – рассказал режиссер.

В одном из составов роль Дона Паскуале исполнит приглашенный итальянский солист – Джованни Фурланетто. Эта партия ему уже знакома, но «осовременить» персонажа предстоит впервые.

«Это очень интересный эксперимент. Но партитуры не изменились. Поэтому мне совершенно не сложно петь слова, написанные в XIX веке, в современных декорациях», – признался Джованни Фурланетто.

Несмотря на внешние изменения, режиссер остался верен Доницетти – та же эстетика бельканто, те же итальянские страсти, много иронии и фарса. Для Тимофея Кулябина это первый опыт постановки комедии. Юмор отрабатывали всей командой.

«Он во многом идет от самого артиста – от конкретной физики, от того, что предлагает артист. Он всегда советуется и слушается», – рассказал солист Большого театра Николай Казанский.

У этой легкой воздушной истории – двойное дно. Незадолго до того, как приступить к сочинению оперы, Доницетти писал одному из родственников: «Я смеюсь, но тебе-то известно, что на душе у меня печаль, которую я скрываю под мишурой веселья». Такое настроение было свойственно композитору в его последние годы. Но как настоящий художник, он сумел превратить грустные ноты своей жизни в едкий сарказм и искрометные шутки, наполнив ими свою знаменитую историю «Дона Паскуале».

Новости культуры