24.03.2016 | 11:09

Пианисты Дмитрий Алексеев и Николай Демиденко в четыре руки исполнили джаз

Концерт двух роялей на одной сцене – явление в музыкальном мире сегодня очень популярное, хотя и встречается в музыкальных афишах пока не часто. А вот пианисты Дмитрий Алексеев и Николай Демиденко вместе исполняют произведения академической и джазовой традиции вот уже два десятилетия. При этом каждый из них - яркая творческая личность и музыкант, владеющий необыкновенно широким репертуаром. На сцене Большого зала Московской консерватории фортепианный дуэт представил новую программу из произведений Метнера, Рахманинова, Шостаковича и Гершвина. 

Перед концертом главное – выставить правильный свет – не на лицо и руки, а на ноты. Программа давно отрепетирована и много раз сыграна, но этот фортепианный дуэт играет по правилам ансамбля – только по нотам.

Дмитрий Алексеев и Николай Демиденко вместе выступают уже лет 20, а знают друг друга и того больше. Живут в разных странах, так что на репетиции времени у музыкантов совсем не много. Перед этим концертом репетировали неделю – в Лондоне, у Алексеева. Неделя – на то, чтобы найти нужный звук.

«Это очень сложный процесс. Рояль по природе своей - инструмент ударный. Молоточек ударяет по струне, и когда играют два рояля вместе, все, что не совпадает абсолютно, очень заметно. Это страшно трудно», - признается пианист Николай Демиденко.

Николай Демиденко часто повторяет, что для каждой пьесы нужен свой голос, свой зал и свое время. Этот вечер отдан танцам – Симфоническим – Рахманинова, «Русскому хороводу» Метнера, джазу Шостаковича и Гершвина - в переложении Дмитрия Алексеева.

«Я старался максимально приблизиться к оригиналу и Шостаковича, и Гершвина. Гершвин, естественно, предполагает более свободное отношение. Потому что в основе - музыка импровизационная, и я тоже обычно импровизирую во многих местах», - говорит пианист Дмитрий Алексеев.

Один из первых вариантов этой транскрипции «Порги и Бесс» в Консерватории уже звучал, но в Малом зале, лет 10 назад. Это единственное произведение из всей программы, которое уже слышали в России. Правда, с тех пор оно изменилось и не раз – как всякий композитор, Алексеев его постоянно дорабатывает. Так что, через несколько лет, возможно, Гершвин прозвучит совсем по-другому.  

Новости культуры