18.03.2016 | 19:59

Истории Орфея и Ариадны объединили на сцене Театра имени Станиславского

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко обратились к мифологии, и сделали это, объединив на одной сцене истории Орфея и Ариадны в трактовке двух почти неизвестных у нас композиторов Альфредо Казелла и Богуслава Мартину.

Перед премьерой – напутствие от мэтра Александра Тителя. Худрук театра лично дает последние указания.

«Сказание об Орфее» – классический сюжет о любви и эмоциональная, по-итальянски взрывная музыка. Типичный неоклассицизм. Партии очень сложны. За исполнение берется не каждый профессионал.

«Написана для меццо-сопрано, а тесситура как у сопрано – очень высоко. Но я думаю, автор хотел такого очень сильного звучания специально, чтобы усилить эффект чего-то страшного», – отметила солистка оперной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Ирина Чистякова.

Другое дело – «Ариадна», последнее произведение одного из ведущих чешских композиторов ХХ века Богуслава Мартину. Эту оперу сам Мартину относил к жанру необарокко. Музыка изысканна, серьезна и удивительно полифонична. А звучание высоких флейт и арфы тонко передает атмосферу древней Эллады.

«Изумительная музыка, как она вошла в сердце, так там и осталась. Я просыпаюсь с ней и засыпаю с ней, только она у меня единственная в голове», – призналась солистка оперной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Ольга Луцив-Терновская.

Декорации минимальны. Сценография Александра Арефьева. Чтобы воссоздать на сцене мир древней Греции, он пустил по периметру меандровый орнамент. Такой же рисунок выложен камнями на полу в «Сказании об Орфее». Декорации «Ариадны» также просты и символичны – нить любви, которая, в прямом смысле, пронизывает все действо.

«Для меня сейчас это оказался наиболее сильный графичный знак, который может быть всем – может быть знаком на щите, может быть знаком силы, знаком лабиринта», – пояснил художник-постановщик Александр Арефьев.

Премьера «Сказания об Орфее» состоялась в начале 30-х годов в Венеции, «Ариадну» публика впервые услышала в 1961 году в Германии. И только в России оба произведения соединились в один вечер на одной сцене. Причем без сюрпризов не обошлось. Об истории Орфея поют на итальянском, а на французском расскажут о судьбе Ариадны.

Новости культуры