05.03.2016 | 20:44

Спектакль "Живые картины" рассказывает о блокаде Ленинграда

Столичный Театр Наций представляет постановку в жанре документа-сказки, жанре, придуманном самими постановщиками. Это спектакль «Живые картины». Он о блокаде Ленинграда. В те девять сотен дней происходило много невероятного. В том числе, и невероятно прекрасного. Одна из таких историй творилась в стенах Эрмитажа. И память о ней сохранилась в дневниках и письмах непосредственного участника этой истории. Записи легли в основу спектакля.

«Живые картины» Полины Барсковой уже отмечены Премией Андрея Белого. Поэт и прозаик, она давно живет в Америке и давно изучает историю блокадного Ленинграда. Поэтому режиссер спектакля Виктор Алферов предложил написать ей пьесу. Жанр ее определили как документ-сказка.

«Вся пьеса, она документальная. Практически все фразы и тексты, которые звучат, - это все компиляции фраз каких-то живых людей», - рассказывает режиссер Виктор Алферов.

Герои пьесы - художник Моисей Ваксер и искусствовед Антонина Изергина. Они - реальные люди, оказавшиеся в блокадном Ленинграде. Актеры не просто существуют в предлагаемых обстоятельствах, пропускают эту историю через сердце.

«В финале самое страшное для меня место, когда появляются портреты, - признается актриса Евгения Дмитриева. - Это самое сильное для меня место, потому что они совершали какой-то свой каждодневный подвиг.  И возврат к этому - это не моралите, это какое-то внутреннее осмысление».

Актриса едва сдерживает слезы, когда говорит о любви художника Моисея Ваксера и Антонины Изергиной. Эрудит и искусствовед, она много курила, ругалась матом и была на 10 лет старше Моисея. В нем видели будущего Леонардо, но он не дожил всего два дня до эвакуации. А она спасала картины Эрмитажа.

В 1941 году в выставочных залах и запасниках музея оставалось больше полутора миллиона экспонатов. Картины эвакуировали, на стенах оставались пустые рамы. Эрмитаж с выбитыми стеклами и без отопления продолжал работать. Научные сотрудники, экскурсоводы, художники, реставраторы не покинули музей. Они проводили экскурсии и демонстрировали пустые рамы, рассказывая о картинах так, словно они были на месте.

Герой Рустама Ахмадеева - художник-интеллектуал, который говорит языком Серебряного века. Никакого героизма и пафоса. Реальный факт: при зрении минус одиннадцать Моисей Ваксер работал в «Окнах ТАСС» и до последнего не терял оптимизма и чувства юмора.

«Нет слов, честно говоря. Я не понимаю, как можно человеку выжить в таких условиях, да еще творить и верить в прекрасное. За счет творчества спасать себя. Победа духа над телом», - говорит актер Рустам Ахмадеев.

Антонине Изергиной повезло, и она осталась жива. После снятия блокады вернулась в Эрмитаж. Пустыми рамы оставались недолго: через 18 дней после возвращения картин из эвакуации, музей восстановил свою экспозицию. 

Новости культуры


Читайте также:

В Театре Наций представляют "документ-сказку"