04.02.2011 | 11:08

Балет "Русалочка" - долгожданная премьера в театре имени Станиславского

В музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко сегодня премьера. Долгожданный балет «Русалочка» Джона Ноймайера. Языком танца знаменитую сказку Андерсена Ноймайер рассказал еще пять лет назад в Копенгагене, однако постановка тогда успеха не имела. Хореограф решил кардинально все изменить, и Москва, вслед за Гамбургом, и Сан-Франциско, увидит новую версию «Русалочки». В трактовке Ноймайера это не только сказка, но и необычный взгляд на внутренний мир великого датского писателя. Рассказывают «Новости культуры».

 

Спустя три года после «Чайки», Джон снова ставит в Станиславского и Немировича-Данченко. Свой театр в Гамбурге он не оставляет надолго. Марш-броски в Москву начал с лета. К «Русалочке» Ноймайер не только либретто и хореографию сделал – свет, сценография, костюмы его рук дело. Костюмы сложные – все русалочье царство одето в шаровары-юбки с метровым шлейфом. В таких не только танцевать – ходить опасно.

Грим тоже сложный. Дима здесь больше часа. Вначале гримировали лицо, теперь водостойкими красками расписывают тело.

Сам Джон взаимодействует со всеми службами. Свет и декорации в «Русалочке» меняются на глазах зрителей. Корабль, морское дно, монастырь, космос, звезды… И, конечно, сам танец. Джон проходит каждую мизансцену. Не только с солистами – здесь весь кордебалет - больше пятидесяти человек - моряки, офицеры, русалки, дамы, у каждого свое место.

«Балет для меня не просто набор движений. Это целый мир, который я создаю. Когда я ставлю движения, я сразу вижу, как двигается на человеке костюм, как его освещает свет, и что вокруг него происходит. Для меня все, что окружает танец, это продолжение его», - отмечает хореограф-постановщик Джон Ноймайер.

В балете появился новый персонаж – сам Андерсен. Он же поэт, придумавший русалочку, и саму лав стори. Он свидетель – сделки с колдуном, перевоплощения русалочки, ее неразделенной любви, выбора между своей жизнью и жизнью принца, превращения в пену и вознесения к звездам. И, как всегда в балетах Ноймайера, много пластов, неожиданных разворотов, подтекстов и смыслов.
 

«Когда я читаю, я вижу за словами другое измерение, которое освещает другие аспекты. Здесь разные аспекты любви. Любви, позволяющей человеку пройти через разные миры , стремление к прекрасному, к встрече с создателем», - считает Джон Ноймайер.

Наталья Сомова мечтала о русалочке, но стала принцессой. Ей отдаст свое сердце принц. Роль - одна из главных, много красивых дуэтов, гламурных костюмов, никаких страданий, настоящая красотка с обложки глянцевого журнала.

Наталья Сомова, солистка балета: «Скорее женского кокетства. Драматизм весь у русалочки».

Из трех русалочек она номер один. Аня Хамзина долго привыкала к хвосту- трансформеру и танцу сразу с тремя партнерами. К новой пластике, где движения замедлены, руки, как водоросли. И каждый шаг, дающийся через боль - все-таки не каждый день приходится менять хвост на ноги.

Но самая большая проверка на прочность – музыка Леры Ауэрбах. Русская эмигрантка живет в Нью-Йорке. «Русалочка» - ее первый масштабный балет.

Феликс Коробов, дирижер: «Это тот случай, когда под спектакль была написана музыка».

И переписана. После провальной премьеры в Копенгагене, музыкальную партитуру Ауэрбах сделала заново. Но артисты все равно танцуют под счет.

Сергей Филин, художественный руководитель балетной труппы театра Станиславского и Немировича-Данченко: «Очень красивая, сложная музыка».

До «Русалочки» в архивах Ноймайера уже была «Ундина», тоже про морскую красотку. Так что морские глубины Джон покоряет не в первый раз.

Читайте также: Российская премьера "Русалочки" Ноймайера
 

Лера Ауэрбах: "Балет "Русалочка" во многом понятен только русской аудитории"