02.03.2016 | 10:27

Выставка "Уплотнение" исследует феномен советской жилищной политики

Два выставочных пространства – «Ковчег» и «Открытая галерея» теперь размещаются по одному адресу. Это соседство подсказало идею для выставки под названием «Уплотнение». Как кураторы и художники сублимировали феномен советской жилищной политики, и какие новые смыслы отыскались в этом термине – репортаж нашего корреспондента.

Новая коммунальная ситуация для двух галерей – и выставка как декларация совместного существования. Жизнь разных людей в одном пространстве подтолкнула вспомнить о традиции уплотнения. Возникли ассоциации с жилищной политикой 20-х годов прошлого века.

«Такая исключительно советская тема, которая прекрасно отображена в литературе, а вот как отобразить ее в искусстве изобразительном – это вопрос. Мы собственно занялись подбором экспонатов, скорее, по свободным ассоциациям к этой теме», - говорит куратор выставки Игорь Чувилин.

Женщина в кресле, мужчина у стола Константина Истомина. Его жизнь и творчество – сами как иллюстрация темы уплотнения. Много лет он жил в комнате, служившей ему и домом и мастерской. Именно там сделал серию московских пейзажей, увиденных из одного окна, и написал свои знаменитые картины, которые находятся в постоянной экспозиции Третьяковки.

Но выставка, конечно, не исследует историю жилищного вопроса. Уплотнение слово многозначное – много возможностей для игры со смыслами. Своеобразным подселением можно считать вторжение имени современного художника в название хрестоматийного полотна. Юрий Альберт собрал пазл из картины «Крестьянский танец» Брейгеля. По законам постмодерна это дало ему право поставить в углу свою подпись.

«Альберт воспользовался тем, что любая хрестоматийная картина нераздельно связана с именем автора. Автор становится предметом, частью, он присваивается этой картиной. Его хозяйское место становится свободным. И вот на это место поселяется Альберт», - поясняет куратор выставки Наталья Тамручи.

Пространственное уплотнение и уплотнение смысла. Работа «О, пушки» о том, что исчезает расстояние между агрессором и мишенью. То ли намек на современные информационные СМИ, то ли отсылка к дзэнской притче.

«Стреляют не в кого, а кто. Звук издается, когда выскакивает обнаженное женское тело, которое можно воспринимать как жертву, но на самом деле она же является источником звука и этого взрыва», - рассказывает художница Мария Сумнина.

Скульптура-трансформер «Без названия» отсылает к типовым домам. Жильцы кажутся грустными и одинокими. Но, может быть, они просто сосредоточенные, говорит художник.

«Форма этих коробок близка к панельному строительству. Эти персонажи, поселенные в одинаковых небольших пространствах, замкнуты в них, но в то же время они как-то сообщаются между собой», - говорит художник Егор Плотников. 

Фотография вполне конкретного места. Точная дата и географические координаты. И рисунок – та же точка, вид с высоты примерно пять тысяч метров. Два совершенно разных взгляда на одну и ту же ситуацию

«Это некоторым образом ставит под сомнение правдивость любого изображения, любого нашего взгляда. Какое изображение этой точки более правдиво? Как вы думаете?», - спрашивает художник Евгений Асс.

Риторические вопросы. Разные плотности ощущения мира. В искусстве предельное уплотнение реальных подробностей приводит к абстракции. Но ведь такое может случиться и в реальности?

Новости культуры