29.02.2016 | 20:07

Молодые хореографы представят свои постановки в "Точке пересечения"

Пожалуй, нет такой мысли, которую нельзя было бы выразить языком танца. И, конечно, сколько хореографов – столько и букв в этом языке. Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко стал «Точкой пересечения» взглядов четырех хореографов на современный танец. Здесь представили двадцатиминутные постановки, в которых танцовщики смогли попробовать себя в новой стилистике.

Эти двадцатиминутки делали в перерывах между спектаклями. Кроили не часы – минуты. Марианна Рыжкина премьеру своего балета так и не увидела – в тот вечер танцевала в Большом. А тем временем в Театре Станиславского шел ее «Трамвай десятый номер» – история, в которой хватает всего: лирики, грусти, драмы, страсти. В такой близости от зрителей артисты работают впервые. Это и пугает, и вдохновляет.

«Малая сцена, и мы никогда не работали так близко к зрителю. Нужно было создать органику», – отмечает ведущая солистка балетной труппы Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Анастасия Лименько.

Андрей Кайдановский – сын актера Александра Кайдановского – пошел по стопам матери, балерины и хореографа, и оказался в Австрии. Сейчас работает в Венском балете. Там танцует, там и начал карьеру хореографа. Его называют «интеллигентный бунтарь».

«Нравится свобода, когда говорят – твори, когда можно самому все выбрать: тему, музыку и так далее», – признаётся Андрей Кайдановский.

Хореограф предлагает на выбор – «Чай или кофе». За стандартным вопросом стоит настоящая проблема – почти как «быть или не быть». И здесь она решается легко и иронично.

Константина Семенова называют одним из самых заметных российских хореографов нового поколения – в прошлом году он выиграл «Контекст» Дианы Вишневой. Его отличает особо почтительное отношение к музыке, к ее пластическому воплощению.

«В моем балете пересекаются различные эпохи, диаметрально далёкие друг от друга композиторы: Пизендель, Бах, Петр Ильич Чайковский…» – рассказывает Константин Семенов.

«Вариации и квартет» – тоже точка пересечения, но уже не только музыки, но и времени и пространства, поиски гармонии, которая так причудливо объединяет разные миры.

Еще одна работа – «Амальгама» Эмиля Фаски. Хореограф до последнего скрывал от танцовщиков сюжет своей миниатюры. А потому каждый мог интерпретировать его по-своему.

«Я открывала новые грани своей пластики, потому что эта хореография абсолютно современная, здесь нет ничего классического», – делится прима-балерина Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Ксения Рыжкова.

«Точка пересечения», вслед за Мастерской молодых хореографов в Большом театре, дает возможность балетмейстерам нового поколения оттачивать стиль, сказать свое слово в искусстве и увидеть реакцию зрителей.

Новости культуры