26.02.2016 | 20:08

Выставка к 150-летию со дня рождения Льва Бакста проходит в Русском музее

В Вене, в картинной галерее «Альбертина» сегодня открывается выставка «Русские авангарды. От Шагала до Малевича». Большая часть работ – из коллекции Государственного Русского музея. Между тем, в самом Русском музее открылась выставка одного из ярких представителей мирискуссников – Льва Бакста. Она посвящена 150-летию со дня рождения художника. Он был невероятно многогранен, его даже называют мульти-художником. Творческий диапазон Льва Бакста соответствует масштабам выставки, проходящей при поддержке банка ВТБ.

Жанр историзма не был близок Баксту и картину о визите в Париж адмирала Авилана нельзя отнести к числу несомненных творческих удач. «Древний ужас» 1908 года, созданный после поездки по Греции, – самая мощная аллегория катастрофы, которая постигнет мир с началом Первой мировой войны. Полотно «Ужин» критик Владимир Стасов, верный традициям передвижников, назовет «невыносимой вещью». С начала ХХ века Бакст – лидер модерна, одинаково ярко проявляющий свое дарование в графике, литографии, оформлении выставок и спектаклей. Настоящая слава к художнику пришла в Париже с грандиозным успехом дягилевских постановок. По словам французского критика, после премьер «Шехерезады», «Жар-Птицы», балетов с участием Иды Рубинштейн и Нижинского, Париж был пьян от Бакста.

«В Академии русского балета у нас есть костюм Нижинского, который Бакст делал для него в "Видении розы". Там каждый лепесток должен был быть нашит на человеке. Нужно много часов стоять, чтобы на тебе это всё собирали, потому что на манекене всё будет смотреться по-другому. У него были такие идеи, которые бесподобно смотрелись на эскизе, но очень сложно было воспроизвести», – отметил народный артист России, ректор Академии русского балета имени А.Я. Вагановой Николай Цискаридзе.

До Первой мировой Бакст был самым востребованным европейским сценографом, активно откликавшимся на предложения парижских домов моды. Он создавал эскизы костюмов, оформлял балы, проектировал интерьеры в частных особняках. Один из самых ярких разделов выставки можно назвать дизайнерским. В 20-е годы Бакст очень точно предугадал, как на протяжении ХХ века изобразительное искусство будет взаимодействовать с высокой модой.
В 1912 году Бакст получил предписание покинуть Петербург как еврей, не имеющий права проживать вне черты оседлости. С началом войны Бакст оказался окончательно отрезанным от Петрограда, необходимость поддерживать многочисленных родственников часто заставляла его расставаться со своими коллекциями.

«Например, с выставки 1911 года в Париже он почти все распродал. Покупал Музей декоративного искусства Парижа, какие-то итальянские музеи, лондонские музеи. В письме к жене он писал, что "подсуетились все, кроме русских музеев, им ничего не надо. Ну что ж, насильно мил не будешь"», – рассказал куратор выставки Владимир Круглов.

Бакст скончался в 1924 году в Париже, готовясь к постановке «Идиота» Достоевского в театре Сары Бернар. Слава дягилевских «Русских сезонов» к тому времени уже поутихла, на художественных просторах родины вовсю разворачивался советский авангард.  

Новости культуры