27.02.2016 | 17:36

Театр на Таганке отмечает возвращение на Историческую сцену премьерой

Театр на Таганке отметил своё возвращение в родное здание после ремонта премьерой шекспировского «Кориолана». Эту трагедию называют самой мужской пьесой драматурга. Много войны, много политики, всего две женские роли. А ещё – это эксперимент, которого театр не боялся никогда. Постановку осуществила выпускница мастерской Марка Захарова - Анна Потапова. 

С этого сезона в Театре на Таганке действует режиссерская лаборатория. Театр активно ищет таланты. Каждый месяц - новая сессия. Молодым постановщикам дается неделя, чтобы создать с актерами театра эскиз спектакля. Сегодняшняя премьера - первая постановка на основной сцене, которая родилась в этой лаборатории.

Для режиссера Анны Потаповой Шекспир – давняя страсть. Когда ее пригласили в лабораторию Театра на Таганке, попросили взять что-то из классики. Она, не раздумывая, предложила «Кориолана». Говорит, этот выбор подсказало само время. Шекспировский текст, конечно, сокращали, но не изменяли. Место действия – Римская республика, пятый век до нашей эры. Войны, выборы, политики, плебеи.

«Мы намеренно избегали даже в разборе все современные аллюзии. При том, что спектакль выглядит достаточно современно и по картинке, и по всему. Но никаких прямых маркеров из нашего времени мы не ставили. Мы разбирали ситуацию, прописанную у Шекспира, и, совершенно очевидно, что она сама по себе очень много передает вещей, которые существуют в общественной ситуации и сейчас», - отметила режиссер Анна Потапова.

У персонажей этой пьесы – нет самокопаний и рефлексии. Конфликты – в другой плоскости. Ключевой человек в судьбе главного героя Гая Марция Кориолана – его мать Волумния. Ее жизненный принцип – со щитом или на щите.

«В женщинах такого плана с веками, я вас уверяю, ничего не меняется, - убеждена заслуженная артистка России Анастасия Колпикова. - Были римские мамы, были советские мамы, которые, в принципе, очень похожи. Такая мать-идея, Родина-мать. Красный шарф, через зеркало вы его видите. Это будет очень похоже на плакат, который во времена Великой Отечественной войны был – "Родина-мать зовет"».

Фрагмент спектакля:
«Отправила его на жестокую войну. И он вернулся с венком на голове. Но даже если бы он погиб на войне, сына заменила бы мне его добрая слава, и в ней я обрела бы потомство».

Пластическое решение спектакля продиктовал сам театр. Намоленная, нахоженная легендарная сцена, фактурная коробка и особый дух этого места. Создатели спектакля решили, что бутафория тут неприменима. Так что никакой музейности – ни в костюмах, ни в декорациях. Все происходящее и произносимое становится так узнаваемо.

«Это история про неудобного человека. Про человека, который, с одной стороны, очень нужен городу и государству. С другой стороны, чрезвычайно неудобен: по своему складу, по своим принципам», - говорит актер Театра на Таганке Дмитрий Муляр.

Несгибаемого героя сначала изгоняют, а потом он погибает. Прямых параллелей с современными событиями и личностями нет, но шекспировский текст сам собой проецируется на сегодняшний день. Жанр спектакля, вынесенный на афишу, неполиткорректная трагедия.

 

Новости культуры