04.02.2011 | 23:35

"Русалочка": премьера состоялась, вопреки техническим сбоям

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко – громкая премьера – шокирующий и жесткий балет Джона Ноймайера «Русалочка». Эта постановка впервые появилась на сцене Датского Королевского балета, позже – в Гамбурге и Сан-Франциско. Новую версию прославленный хореограф подготовил специально для московской труппы. Премьерный спектакль стал не только очередным творческим испытанием для артистов, но и неожиданным экзаменом на стрессоустойчивость. Рассказывают «Новости культуры».

Такой нервной премьеры в театре Станиславского и Немировича-Данченко не помнят. Пока публика штурмовала двери театра и металась в поисках лишнего билетика, за кулисами все службы были подняты на ноги. Без пятнадцати семь из-за скачка напряжения полетели компьютеры. Спектакль оказался под угрозой срыва.

«Одним из бриллиантов этого спектакля стала работа Джона Ноймайера со светом, с современными декорациями, с современными находками», – говорит художественный руководитель балетной труппы Театра Станиславского и Немировича-Данченко Сергей Филин.

На ноги подняли всех компьютерщиков и электриков – потребовалось срочно перезагрузить системы. В театре уже был такой опыт, но тогда пришлось отменить спектакль.

«Сейчас я очень волнуюсь, потому что в связи со сбоем может произойти что-то в программе по ходу спектакля. Я надеюсь на Бога, что он даст нам возможность сегодня провести спектакль», – замечает генеральный директор театра Владимир Урин.

Чтобы снять напряжение, дирижер Феликс Коробов уверял Джона Ноймайера, что музыканты не подведут с темпами: «Насколько бы мы не задержали, я все равно закончу вовремя.».

Сам хореограф тоже времени зря не терял. Дал пару советов главной героине: «Ты должна быть счастливой. Подними глаза, чтобы в них отражался свет».

Танцовщики, хоть и поглядывали на часы – все-таки спектакль задержали на тридцать минут, но без паники. Русалочка Анна Хамзина не сомневалась в успехе премьеры – слишком красивый балет, и так много любви вложено в эту постановку.

«Сейчас пройдет спектакль, и мы поймем, какие ощущения», – уверена она.

В каждом балете Ноймайер ищет ответы на собственные вопросы. В «Русалочке» он размышляет о любви, жертвенности, перевоплощении. страдании. Действие происходит на берегу, на корабле, под водой и даже в космосе. Не только сценография, свет и танец. Ноймайер сам сделал костюмы. Такой комплексный подход для него – дело обычное. 

«Балет для меня не просто набор движений. Это целый мир, который я создаю. Когда я ставлю движения, я сразу вижу, как двигается на человеке костюм, как его освещает свет и что вокруг него просиходит. Для меня все, что окружает, танец, это продолжение его», – подчеркивает хореограф.

Премьеру танцевали Анна Хамзина, Семен Чудин и Наталья Сомова. Все они прошли жесткий кастинг. Их герои современные и узнаваемые. Принцесса – глянцевая красотка, плейбой-принц и невзрачная, но такая настоящая Русалочка. 

«Немного хотелось плакать, нервы сдавали», – говорит Анна Хамзина.

Семен Чудин забыл на время о романтических принцах. Такого «плейбоя» королевских кровей он танцует впервые.

«В первую очередь обычно отрабатывают технику, потом дают эмоции. Но здесь это не пройдет. Здесь сначала эмоции, а потом техника», – замечает он.

Технический сбой публика так и не заметила. Зато в полной мере оценила мир, созданный Джоном Ноймайером, и танец артистов, которых, безусловно, волновало, как после Копенгагена, Гамбурга и Сан-Франциско примут «Русалочку» в Москве.

Читайте также:
Балет «Русалочка» - долгожданная премьера в Театре имени Станиславского

Российская премьера "Русалочки" Ноймайера

 

Лера Ауэрбах: "Балет "Русалочка" во многом понятен только русской аудитории"