21.02.2016 | 17:54

Римас Туминас поставил в Большом театре оперу "Катерина Измайлова"

Разве для такой жизни рождён человек? Одна только эта финальная фраза в опере Шостаковича "Катерина Измайлова" или "Леди Макбет Мценского уезда" могла обеспечить неугасающий к ней интерес. И её действительно ставят регулярно, повсюду в мире, начиная с 1934 года. Тогда и этой фразы ещё не было, она появилась в последующей редакции. Тогда Шостакович радовался тому, что ленинградская публика слушает оперу очень внимательно и бежит за галошами только после падения занавеса.

Сегодня публика строже следит за тем, как поставлен спектакль. Как кровавая эротическая драма? Как античная трагедия? Римас Туминас ставил в Большом Театре "Катерину Измайлову" явно с риском для жизни своей театральной. Опыта в музыкальном театре почти ноль. А опыт драматический не мог не провоцировать режиссёра на своеволие и полёты фантазии. Но всё сложилось. Способность Туминаса заглядывать далеко за пределы бытовой истории, сочетать символическое и конкретное, сработала и в оперном театре.

"Катерина Измайлова" возвращается на Историческую сцену Большого. Туган Сохиев и Римас Туминас пытаются разобраться с загадочной душой леди Макбет Мценского уезда, стараясь понять, кто же она – жертва обстоятельств или злодейка, способная перешагнуть через человеческую жизнь.

В Большом работают со второй редакцией, сделанной уже зрелым Шостаковичем в 1963 году. Первая была написана композитором в 26 лет. Ее запрещали, изгоняли, обвиняли в формализме. Клеймо "сумбур вместо музыки" было поставлено именно на "Леди Макбет Мценского уезда". По мнению Тугана Сохиева, вторая версия более компактна, точна драматургически и на ней настаивал композитор.

"Последние 10 - 20 лет все театры мира вернулись к оригинальной редакции, потому что она была запрещена, а все запрещенное - интересно и модно, теперь хочется вернуться к более "взрослому" Шостаковичу", - отмечает дирижер-постановщик Туган Сохиев.

Шостакович - главный адвокат Катерины Измайловой. Самая красивая музыка, самые выразительные арии он написал именно для нее. Он словно оправдывает стремление сохранить любовь, даже если ради этого приходится убивать.

Джон Дашак, приглашенный на главную партию Сергея, за последние полгода сжился со своим героем. Роль возлюбленного Катерины исполнял в Лондоне и Лионе. Теперь - сцена Большого. Он признается: "Я первый раз в Москве,  первый раз в Большом театре. Но я не переживаю, скорее релаксирую и жду с нетерпением  начала".

Римас Туминас, худрук Театра Вахтангова, оказавшись на новом для себя оперном поле, долго изучал возможности и ограничения жанра: работал не только с солистами, но и с хором, мимансом, оркестром.  О своем оперном дебюте говорит философски: "Волнения большого нет и радости нет. Такая тишина, пауза".

В 1935 году в Нью-Йорке оперу Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда" назвали "порнофонией", а самого Шостаковича - "наиглавнейшим композитором порнографической музыки во всей истории оперы". В 1936-м в "Правде" вышла разгромная статья "Сумбур вместо музыки", тоже посвященная "Леди Макбет". Если в США в опере Шостаковича уловили секс, то в СССР - всего лишь сумбур. В версии 1967 года композитор смягчил многие сцены.

Катерина Измайлова волновала Шостаковича невероятной силой любви, ненависти и жаждой жизни, над которой не властны человеческие законы. И композитор, если не оправдывает Катерину Измайлову, то уж точно жалеет.

Новости культуры

Интервью с режиссером Римасом Туминасом

В Большом театре представили премьеру оперы "Катерина Измайлова"