19.02.2016 | 12:30

В Большом театре представили премьеру оперы "Катерина Измайлова"

«Театр уж полон, ложи блещут, партер и кресла — все кипит». На Историческую сцену Большого театра вышла «Катерина Измайлова». Запрещённая к показу в Советском Союзе в конце 30-х годов за «сумбур вместо музыки», опальная опера Дмитрия Шостаковича была снята с репертуара и предана забвению. Но в 1963-м композитор делает вторую редакцию, и опера не только вернулась в Москву, но и с триумфом завоевала мир.

Режиссер Римас Туминас и дирижер Туган Сохиев, кажется, не замечают времени, обсуждая перед началом мизансцены. Римас Туминас отпускает свою героиню по-философски спокойно. «Волнения большого нет, и радости нет. Такая тишина, пауза», - констатирует режиссер-постановщик. 

Немка Надя Михаэль так концентрируется на партии Катерины, что не реагирует на призывы главного дирижера – обсудить еще раз детали до премьеры. А вот Джон Дашак, приглашенный на главную партию Сергея, не прячется от камеры. И, кажется, не волнуется. 

«Я первый раз в Москве, первый раз в Большом театре. Но я не переживаю, скорее, релаксирую и жду с нетерпением начала», - признается приглашенный солист оперной труппы Большого театра.

От публики требуется большая внутренняя работа, чтобы принять эту историю «Леди Макбет Мценского уезда». Катерина Измайлова прожила непростую судьбу на московской сцене. Оперу запрещали, изгоняли, возвращали. Знаменитое - «Сумбур вместо музыки» в «Правде» было сказано именно про нее. Шостакович после первой редакции в 1932 году сделал новую – в 1963-м. С этой партитурой и работал Большой.

Андрей Гонюков, свёкор Катерины, - тиран на сцене. А вот в жизни – совсем наоборот. Долго привыкал к кнуту, который становится его оружием по ходу действия. «Здесь два столпа, на которых держится эта опера, - считает приглашенный солист оперной труппы Большого театра Андрей Гонюков. - Борис Тимофеевич и Катерина все время в противостоянии».

На сцене Надя Михаэль и Марат Гали, ненавидя друг друга, проходят точку невозврата. Убедят зал, что от любви до ненависти - один шаг, который навсегда может изменить жизнь. 

«Никакого противостояния нет, только друг друга дополняем, - уверяет солист оперной труппы Большого театра Марат Гали. – Один от другого заводится, и получается кураж такой, хороший градус на сцене».

Артисты не выходят из образа даже на поклоне. Слишком сильная концентрация страсти. «Катерина Измайлова» держит зал до последнего. Эти три часа зрители проживают с любимой героиней Шостаковича.

Певцы возвращаются к реальности уже за кулисами. Хотя расслабляться рано. Впереди - еще три премьерных дня, требующие полного самоотречения.

Новости культуры

Читайте также:

В Большом театре состоится премьера оперы "Катерина Измайлова"

Большой театр готовится к премьере оперы "Катерина Измайлова