12.02.2016 | 13:28

Работы "Мистификаторов" современного искусства выставлены в ГЦСИ

Мистификация. Первоначальное значение этого слова – «погружение в таинство». Со временем оно приобрело другой смысл – «обман, намеренное введение в заблуждение». Мистификация как творческий прием известна довольно давно. Но именно в современном искусстве этот прием становится одним из доминирующих. Как пользуются им художники разных стран, разных поколений и разной степени известности, приглашают увидеть организаторы проекта «Мистификаторы» в Центре современного искусства.

Сквозь массу воды пробивается луч света, поднимающий из глубины в светящихся одеждах тело Изольды. Видеопроекция Билла Виолы, вдохновленного оперой Вагнера, пожалуй, самая лиричная мистификация выставки. Рядом застыли в воздухе канаты Тони Мателли – им явно неудобно на полу – взлетают вверх, сопротивляясь законам земной гравитации.

«Они создают диалог, конечно, и не случайно выставка названа «Мистификаторы», потому что они создают такую отчасти мистическую реальность, вводят нас в определенный ритуал, и, заимствуя какие-то реалии из реального мира, и даже рефлексируя на реальность, они создают мир, который больше похож на странную ирреальную иллюзию», – пояснила куратор проекта Ирина Горлова. 

Барбара Крюгер известна коллажным принципом работы. Соединяет фотографии – вырезки из газет – с разнообразными текстами. Все вместе дает эффект сюрреалистического сообщения, которое каждый прочтет по-своему.

Заворачивающиеся резные грузовики Вима Дельвуа на глазах превращаются в готические соборы – все зависит от ракурса. На шахматной доске Пола Маккарти причудливо застыл набор кухонных предметов. На картине Кейичи Танами в райском саду тянутся к солнцу веселые черепа. Чтобы зрителю разобраться в заявленных мистификациях, при выставке будет работать специальный лекторий.

«Образовательная и лекционная программа это всегда очень важная часть любого нашего проекта, потому что мы понимаем, что современное искусство не всегда очевидно. И далеко не всегда зритель обладает нужным инструментарием, чтобы проникнуть в суть тех произведений, которые мы показываем», – прокомментировала заместитель гендиректора по творческой и образовательной деятельности Дарья Пыркина.

Знаменитый платиновый череп Дэмиана Хёрста был когда-то продан за сто миллионов долларов. Можно только предполагать, сколько стоит его работа под названием «Прекрасная муруга, интенсивная параноидальная живопись». Здесь тоже череп – тема смерти – зашифрован в середине множества центробежных линий, созданных при помощи красок, льющихся на крутящийся холст. Кстати, сам Хёрст называет их некрасивыми безвкусными картинами. Мистификация? Конечно! Притом невероятно дорогая, как и все из представленных работ.

«Стоимость этих произведений, на мой взгляд, огромна. Она как минимум сопоставима со стоимостью первых имен мировой истории, а иногда и выше. И иногда мне кажется это не вполне справедливым. Это в некоторым смысле, на мой взгляд, перекос рынка современного искусства. Сегодня цена на произведения искусства на мировом рынке столь велика, потому что это вполне привлекательные инвестиции», – отметил директор ГЦСИ, куратор проекта Михаил Миндлин.

Кстати, именно вопрос от обратного – почему люди готовы платить такие деньги за современное искусство – может заставить дважды подумать о смыслах, зашифрованных в этих полотнах. То есть все-таки поиграть в ту самую мистификацию, идея которой и легла в основу проекта.

 Новости культуры