08.02.2016 | 16:20

В МХТ имени Чехова поставили спектакль по пьесе современного немецкого автора

Детство на фоне смены эпох. Финальным аккордом проекта «Немецкий театр. Впервые на русском» в МХТ стал эскиз спектакля по пьесе Вольфрама Хёлля «А потом…». Воспоминания подростка, родившегося в Восточной Германии, - и не пьеса даже, а партитура без распределения ролей. В кратчайшие сроки и при минимуме постановочных средств актёры театра во главе с режиссёром Тильманом Кёлером создали спектакль об утрате, о памяти и разрушенных связях между людьми. 

Главная задача проекта – познакомить нашего зрителя с современной драматургией других стран. В прошлые сезоны российская публика уже видела пьесы испанские, французские, теперь - очередь Германии.

Режиссёр Тильман Кёллер сначала прощупал почву, когда приезжал в Москву два года назад, разузнал, какие темы интересны и русским, и немцам. Так решено было выбрать пьесу молодого драматурга Вольфрама Хёлля «А потом…».

«В пьесе идёт речь о времени перемен - закончился социализм, пришло новое время. Дети замечают, что с родителями что-то происходит, но родители ничего им не рассказывают, делают вид, что ничего не изменилось. Но дети видят, что это не так. Речь и о потерях, которые связаны с этими переменами. Мне лично тогда было 9 лет. У меня сохранились не чёткие воспоминания, а символы, которые потом я находил», - рассказал режиссер Тильман Кёллер (Германия).

Пьеса намеренно написана на старой печатной машинке. Всё, что происходит вокруг, зритель видит глазами ребёнка. И этот мир путаных детских воспоминаний актерам воспроизвести было непросто.

«Это интересно, когда приезжают другие люди, из Института Гёте, например, они начинают работать как-то иначе, с ними как эксперимент интересно, но я ничего не поняла из пьесы. Я вообще не поняла, что это, мне и читать-то было тяжело, я не поняла, как это воспроизводить», - признается актриса Наташа Швец.

Текст пьесы – это единый поток. Во время работы с ним режиссёру и артистам нужно было всё время решать, кто и какую реплику скажет в следующий момент.

«У нас было всего десять дней. Всё, что вы видите, возникло в процессе работы. Мы обходились теми средствами, которые были предоставлены. Во время спектакля декорации разрушаются, и это похоже на то, что происходит с воспоминаниями, - рассказал Тильман Кёллер.

Такие лаборатории, признаются их участники, - постоянный тренинг, возможность познакомиться с другими подходами, законами, прочтениями, познание другой школы, другого театра.

 
Новости культуры