03.02.2016 | 11:45

В Галерее Церетели развернута экспозиция "Второе дыхание"

В Галерее искусств Зураба Церетели открыли «Второе дыхание». Это выставка художников и сценографов, признанных профессионалов в мире театра и кино. Но в этот раз в центре внимания – работы, «сделанные для себя». Не «в стол», конечно, но именно «по велению души». Как талант этих мастеров большой сцены и экрана раскрывается в живописных полотнах и графических рисунках, рассмотрели «Новости культуры».

Здесь работы тех, кто наполняет сцену театра и киноэкраны жизнью и душой. Художники и декораторы - с их творчеством почти ежедневно сталкивается каждый. Но никто даже не подозревает, что все это лишь грань таланта. Когда опускается занавес или всплывают титры, художники идут в свои мастерские и остаются наедине с собой. Там вне рамок рождаются – живопись, графика, скульптура.

«У меня телефон отключается, и я делаю то, что я хочу. Я беру какое-то произведение литературы или свободную тему. Для меня это становится отрадой, потому что именно там, уже без контроля издательства, киностудий я принадлежу сам себе», - объясняет художник мультипликационного кино, график Сергей Алимов.

Выставка «Второе дыхание» - о мечтах и страстях не режиссера, а самого художника. Здесь можно видеть бескрайние поля и деревья Валерия Левенталя. Яркий приверженец живописной декорации, свои картины он почти не выставлял. Здесь полотна, созданные художником в последние годы за рубежом. На выставке – и то, что вдохновило Станислава Бенедиктова.

«Человеку, который работает в шумном театре, необходимо уединение, необходима подпитка природой, тем, что он видит. Иначе театр становится сухим. Мы должны туда приносить свои впечатления от большой жизни – от неба, от земли», - убежден театральный художник, сценограф Станислав Бенедиктов.

Как, например, Сергей Бархин. Путешествуя по разным странам – Израилю, Швейцарии, Италии, Испании – он забирает оттуда горсть земли. Затем добавляет золу, уголь, бур, и так рождаются: «Восставший шахтер», «Деликатесы с Сальвадором Дали», «Башня Архимеда».

«Первым местом был Израиль, и где бы я не оказывался: здесь родился Адам, здесь избили Стефана, все места оказались святыми, - вспоминает сценограф, художник, художник книги, архитектор, народный художник РФ Сергей Бархин. - И так в любом городе. Приезжаю в Перуджу – там яма в три метра длиной, я беру с разных мест. Я стал делать, но потом я пошел в театр, и театр съел все время, и идея умерла».

Найти время для личных идей – задача сложная. Особенно, если художник увлечен самыми разными жанрами. На выставке можно видеть живописных балерин Бориса Мессерера, офорты. Они выполнены с помощью созданного самим художником печатного станка.

«Это очень трудоемкий процесс. Я специально об этом говорю, чтобы было понятно, насколько много компонентов присутствует в работе театрального художника. Я делаю огромные офорты, тут и графическое мастерство, и техника», - говорит театральный художник, сценограф, народный художник России Борис Мессерер.

«Вторым дыханием» жили Тышлер, Фаворский, Шагал, Пикассо, Дали. Эти имена - доказательство того, что эрудиция и мастерство художников могут одинаково ярко проявляться в театре, кино и выставочном пространстве.

Новости культуры