20.01.2016 | 13:50

Светлана Захарова: "Очень хочу, чтобы моя дочь тоже танцевала" (Grazia)

16 января на телеканале «Культура» стартовало шоу «Большой балет». В жюри – прима Большого театра Светлана Захарова. Редактору GRAZIA Денису Мережковскому балерина рассказала о дружбе в профессии и популяризации танцевального искусства.

Grazia: «Большой балет» будут смотреть миллионы зрителей. Считаете ли вы, что классический танец нуждается в такой «рекламе»?

Светлана Захарова: Я не думаю, что балету необходима популяризация. Но телевидение, конечно, несет искусство в более обширную аудиторию. Главное, в него смогут окунуться зрители, живущие в городах, где нет академических театров. А поклонники балета откроют для себя новые имена.

Grazia: Чего интересного стоит ждать от второго сезона «Большого балета»?

С.З.: Я была среди членов жюри в первом туре, поэтому ответить однозначно трудно. Кто-то танцевал классику, кто-то модерн, но каждая пара волновалась и не могла чувствовать себя комфортно на новой площадке. В итоге мне показалось, мало кто из ребят смог показать то, на что действительно способен. Уверена, самое интересное ждет нас ближе к финалу!

Grazia: По статистике, из десяти выпускников балетных вузов только двое становятся звездами, а остальные так и остаются в кордебалете. Это напрямую связано с талантом или есть момент везения?

С.З.: Танцевать сольные партии и быть настоящей звездой – не одно и то же. Многое зависит от характера и желания чего-то достичь в профессии. Но могу точно сказать, что сегодня в театрах есть большая нехватка молодых одаренных артистов. Поэтому, если такие оказываются в труппе, поверьте: без внимания руководства они не остаются.

Grazia: Готовы ли вы подвергнуть «балетным испытаниям» свою дочь Аню?

С.З.: Если она захочет танцевать, я буду ей помогать и научу всему, что умею сама, а если выберет другой путь – что же, будем постигать новую профессию. Но, признаюсь, я бы очень хотела, чтобы она танцевала. Это прекрасное искусство, и дети, которые занимаются им, отличаются от сверстников.

Grazia: Вам самой требуется поддерживать уверенность в себе?

С.З.: Со стороны кажется: если ты звезда, все дается без проблем и напряжения. Это совсем не так. Молодая балерина чувствует себя намного увереннее на сцене, так как с нее спрос другой. А «большому» артисту, которого часто боготворят, гораздо сложнее, поскольку он обязан демонстрировать сверхъестественные способности и удивлять.

Grazia: А что вы думаете, когда других танцовщиц называют «лучшая балерина»? И есть ли в профессии место дружбе?

С.З.: Никогда не старалась обзавестись друзьями среди коллег, поэтому не могу уверенно сказать, что она существует. Но и обратного утверждать не стану, так как в труппе все прекрасно общаются. Для меня достаточно просто уважительного отношения к людям. Ну а если кого-то из них называют лучшим, я только радуюсь.

Grazia: Сами конкуренцию ощущаете?

С.З.: Если говорить об артистах мирового уровня, то вряд ли. А внутри одного театра – возможно. Чем больше в труппе танцует звезд, тем она интереснее. Поэтому самые известные площадки и стремятся заполучить себе лучших артистов.

Grazia: Вы говорили, что в 10 лет у вас уже имелась цель – стать балериной. А какая была мечта?

С.З.: Даже не мечта, а желание, которое со мной до сих пор: хочется встречаться и работать с талантливыми людьми. Я все время ищу интересных хореографов, создаю новые сольные проекты. Мой благотворительный фонд проводит фестиваль детского танца «Светлана». Это невероятное зрелище: четыреста детей от пяти до шестнадцати лет, из Москвы и не только, танцуют на одной сцене, демонстрируя разные жанры. Никогда не забуду, как после концерта две с половиной тысячи зрителей аплодировали им стоя.

Grazia: Ваш муж - знаменитый скрипач Вадим Репин. Есть ли какие-то правила «мирного сосуществования» двух творческих людей в рамках одной семьи?

С.З.: Мы живем не по правилам, а скорее «по чувствам». И я, и мой супруг много гастролируем, так что в нашей жизни не бывает повседневной рутины. Но есть постоянное желание скорее увидеться!


Grazia, № 1, 2016, с. 46-47