21.01.2016 | 10:21

"Пер Гюнт" в постановке Джона Ноймайера снова завоевал сцену Большого

«Пер Гюнт» в постановке Джона Ноймайера и Гамбургского балета на музыку Альфреда Шнитке снова завоевал сцену Большого театра. Это - обновлённая версия спектакля, премьера которого с успехом прошла в 1989 году. Работа над балетом объединила двух выдающихся творцов, в чём-то похожих друг на друга, философа в танце Ноймайера и философа в музыке Шнитке. «Пер Гюнт» стал для них той нотой, по которой они сверяли глубину своих миров. 

Четырехдневные гастроли Гамбургской труппы на исторической сцене Большого - событие для театра и для самого хореографа, который здесь уже поставил «Даму с камелиями» и «Сон в летнюю ночь». Идут переговоры с Джоном Ноймайером о новой работе в следующем сезоне.

«Это роман - серьезный, творческий - как с театром, так и с его руководителем Джоном Ноймайером», - отметил директор Большого театра Владимир Урин.

Ноймайер - мастер философско-драматического балета. Он умеет заставить литературных героев прожить жизнь в танце, даже «Пер Гюнт» попал под магию хореографа.

Большой видел «Пер Гюнта» в 1990 году, спустя полгода после Гамбурской премьеры. На спектакле был Альфред Шнитке, написавший музыку к балету. Композитор, переживший инсульт, вложил в партитуру душу человека, знающего, что такое боль и страдание. Ноймайер, написавший либретто и поставивший хореографию, каждый раз подчеркивает, что своим появлением «Пер Гюнт» обязан больше Шнитке, чем ему.

«Тогда все происходило в состоянии большого напряжения. Болезнь Шнитке довлела над созданием партитуры. Работа была эмоциональная, страстная и даже отчасти трагическая. Либретто, которое я писал, по ходу становилось все более и более экспериментальным, пока не дошло до высшей точки: когда Сольвейг и Пер Гюнт встречаются в финале. Там у меня написано – бесконечное адажио», - рассказывает хореограф-постановщик Джон Ноймайер.

Три года назад хореограф снова вернулся к «Пер Гюнту». Переслушал музыку и поставил балет заново. Новая версия, хоть и сокращенная, не менее сложная. И кордебалет, и солисты ощущают этот нерв каждую секунду».

«Паузы только для быстрого переодевания. К концу первого акта - семь дуэтов», - рассказывает солист Гамбургского балета Эдвин Ревазов.

Ноймайер снова задает вечные вопросы. И главный: что спасет мир: красота, любовь. И, как всегда, однозначных ответов нет. Но для Пера Гюнта и Сольвейг любовь – спасительный круг. А потому на сцене артистам приходится не столько танцевать – сколько проживать.

«Тяжело ли танцевать любовь, ее нельзя танцевать, ее надо чувствовать на сцене», - убеждена солистка Гамбургского балета Анна Лаудере.

Гамбургская труппа в Москве четыре дня. В афише только одно название – «Пер Гюнт». Не самый простой балет Джона Ноймайера. А потому, перед тем, как пойти на спектакль, стоит настроиться на музыку Шнитке и полистать драму Ибсена. 

Новости культуры

Читайте также:

В Большом состоится грандиозная премьера обновленной версии спектакля "Пер Гюнт"

В Большом театре сегодня дают премьеру балета "Пер Гюнт" Джона Ноймайера

Смотрите программу "Худсовет" с участием Джона Ноймайера>>>