20.01.2016 | 19:54

В Тарханах восстанавливают историческую часть поселения

«Зеленой сетью трав подернут спящий пруд, а за прудом село дымится – и встают вдали туманы над полями» – так писал Лермонтов о Тарханах. Усадьба в Тарханах принадлежала бабушке Михаила Лермонтова Елизавете Алексеевне Арсеньевой. Поэт там провёл свои детские годы. Сейчас в Тарханах восстанавливают историческую часть поселения, которое, кстати, появилось на карте губернии еще в 1701 году. Уже готовы к открытию первые гостевые дома, построенные в традициях XIX века.

Русское село Никольское-Яковлевское Пензенской губернии свое самое известное название – Тарханы – получило в XIX веке. Дело в том, что местные крестьяне, помимо хлебопашества, скупали в соседних селах сало, мед, овчину и перепродавали на ярмарках и торгах. Таких мелких скупщиков называли тарханами. В настоящее время история села возрождается благодаря музейному проекту.

Два срубовых дома возле лермонтовской усадьбы – начало большой работы по воссозданию исторического облика центральной сельской улицы. Музей-заповедник выкупил у местных жителей небольшой земельный участок и приоткрыл калитку в позапрошлое столетие. Крестьянские избы построили по воспоминаниям тарханских старожилов, старинным гравюрам, рисункам, описаниям и даже лермонтовской прозе.

«"Луч вечернего солнца играл на тисовой крыше избы". Это лермонтовское. Даже такое незначительное упоминание было привлечено для этой работы», — отметила заместитель директора государственного лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» Надежда Потапова.

Впервые подобный опыт исторической реконструкции у музея-заповедника появился в середине XX века. Тогда по гравюре Гарднера и другим историческим документам был воссоздан дом тарханской ключницы и конторщика.

В наше время это не просто часть музейного комплекса, а настоящий, «живой» дом, где так же, как и столетия назад, долгими зимними вечерами мастерицы занимаются ткачеством. Работа на старинном станке по сложности схожа с игрой на органе. Однако этим ремеслом в XIX веке владели все тарханские крестьянки.

«Хорошая мастерица могла соткать стену полотна. Она могла составить от пяти до семи метров», — подчеркнула мастер народного творчества государственного лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» Марина Баламбаева.

Интерьер избы создавали по историческим рисункам. В ее устройстве нет ничего случайного. Вдоль всех окон, по тарханскому обычаю, – лавка и полавочник. Их называли «хоромным нарядом». В красном углу – иконы, напротив – печь. В старину она занимала гораздо больше места и служила не только кормилицей и кроватью, но еще и баней. Ее топили с самого утра, а вечером выгребали золу и стелили солому. Тот, кто собирался париться, с шайкой и лейкой забирался в печь головой к заслонке, закрывался и парился.

Возможно, в этих домиках с крестьянскими детьми играл и маленький Миша Лермонтов, который в своем творчестве не раз обращался к народной теме. О доброте и сердечности молодого барина в Тарханах слагали легенды.

«В один из своих дней рождений он уговорил бабушку, чтобы она позволила ему в этот день управлять имением. Он распорядился отдать строевой лес с ее рощи, отдать кирпич с ее завода и даже распорядился всем подписать вольную. Тарханские мужики рассказывали, что второе его распоряжение она выполнила, а вольную обещала только в последствии», – пояснила старший научный сотрудник государственного лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» Елена Родина.

По другой легенде, в знак благодарности крестьяне вскладчину подарили Лермонтову коня во время его первого офицерского отпуска в Тарханах. Такие истории теперь будут рассказывать не только в музее. С восстановлением исторической части села имя поэта снова выйдет в народ.

Новости культуры