15.02.2011 | 11:30

Чехов – на японском

Чехов – на японском языке. В Москву с первыми гастролями приехал один из самых известных в Японии авангардных театров Chiten. Минувшим вечером на сцене Центра имени Мейерхольда актеры из Страны восходящего солнца показали «Дядю Ваню». Постановку спектакля осуществил Мотои Миура – один из самых ярких представителей молодого поколения японских режиссеров, которые начали ставить у себя на родине пьесы европейских драматургов. Рассказывают «Новости культуры».

 

Чтобы из обычной японской девушки превратиться – почти без грима – в чеховскую Соню актрисе Сатоко Абэ требуется особый настрой. Свою русскую героиню она понимает, однако характер Сони для Сатоко Абэ вовсе не близок. Тем не менее, актриса стала соавтором режиссера – сама придумала, что ее героиня должна быть неподвижна на протяжении всего действия.

Сатоко Абэ, актриса (Япония): «Соня стоит на рояле и раскачивается из стороны в сторону, как флюгер. Ноги ее не движутся. Она просто не может идти вперед. Хочет, но боится. И в этом вся ее натура».

Режиссер спектакля Мотои Миура влюблен в Чехова еще со времен стажировки в Школе-Студии МХАТ. Признается – для него Чехов, как огромная гора, на которую обязательно нужно подняться.

Мотои Миура, режиссер (Япония): «Я видел много спектаклей по Чехову. И все они казались мне слишком серьезными, нравоучительными, скучными. Если в моем спектакле зритель расслышит настоящий – чеховский – юмор, я буду просто счастлив».

Сюжет «Дяди Вани» Мотои Миура оставил без изменений. Только сократил немного – спектакль длится полтора часа без антракта. По лаконичности подачи чеховской истории действо напоминает японскую притчу. Визуально же похоже на японскую гравюру: простые и символичные декорации и костюмы, сдержанные движения и передвижения актеров по сцене.

Итару Сугияма, художник (Япония): «Мне было важно создать совсем особое пространство для этого спектакля. Поэтому я разделил его на три слоя: небо над головою героев, на котором живут Дядя Ваня и Соня, и земля – какой она будет через сто лет – пустыня, песок. На ней находятся все остальные».

Особенная манера игры японской труппы заставляет по-новому услышать русскую классику. Актеры то деформируют реплики, то повторяют одну и ту же, как сломанный патефон. Игра слов создает эффект отстранения и снова возвращает внимание зрителей к самим словам.

Актер Даи Исида, исполнитель роли доктора Астрова, показывает нам ботинки своего персонажа – 52-го размера, спецзаказ из Италии.

Даи Исида, актер (Япония): «Посмотрите, ботинки огромные, а рукава у пиджака – короткие. Режиссер сделала все, чтобы нам было неудобно играть. Благодаря этому возникает дополнительный эффект преодоления чего-то внутри себя. Это помогает создать образ».

Спектаклем «Дядя Ваня» японцы раскрыли еще один секрет близости чеховского мира их – Страны восходящего солнца – миру. История, разворачивающаяся в камерном пространстве дворянской усадьбы, вполне могла бы произойти в таком же маленьком и замкнутом мире их собственной страны. В этом уверены все участники театра Chiten.