24.12.2015 | 10:39

В "Геликон-опере" воссоздали историческую постановку "Евгения Онегина"

Лирические сцены в трех действиях и семи картинах c одним антрактом. В театре «Геликон-опера» воссоздали историческую постановку «Евгения Онегина». В самом начале 20-х годов к сочинению Чайковского обратился Станиславский. По словам очевидцев, это произошло, когда его оперной студии было выделено помещение в особняке в Леонтьевском переулке. Впервые вместе со своими студийцами, переступив порог здания и увидев мраморный античный портик, разделяющий зал на две части, режиссер произнес: «Вот вам и готовая декорация для Онегина». За неполные 80 лет опера в постановке Станиславского был сыграна 2098 раз.

Знакомство с «Евгением Онегиным» для зрителя начинается задолго до начала спектакля. Специально из дома-музея в Клину были привезены экспонаты, которые рассказывают об истории создания оперы. Хранитель музея Полина Вайдман говорит: опера «Евгений Онегин» была для Чайковского очень личным произведением.

«Мы выставили тетрадь матери Чайковского, которая делала записи на первых главах Онегина. Мы выставили миниатюрные портреты родителей Чайковского, которые в таком парном варианте представляют сюжет как бы Татьяны и Гремина», - поясняет хранитель фонда П.И. Чайковского Полина Вайдман.

Есть на выставке и фотографии с репетиции постановки Станиславского 1922 года. Обратив внимание на этот снимок, и увидев начало спектакля, становится понятно, насколько точно режиссер Дмитрий Бертман старался передать ту самую атмосферу.

Вообще Бертман хотел поставить «Онегина» по Станиславскому еще давно: в ГИТИСе со студентами, в эстонском Тарту, в Стокгольме и в «Геликоне». Но в итоге воссоздать историческую постановку именно так, как ее задумал автор, Бертману удалось только с седьмой попытки.

«Мы шли по пути его метода, сохранив внешний рисунок и точки приземления, так скажем, в мизансценах, но приходили к этой мизансцене уже с сегодняшними артистами. Метод Станиславского: работа с актером сегодня – это этюдный метод, метод психологического театра», - говорит художественный руководитель театра «Геликон-опера», народный артист России  Дмитрий Бертман.

Актеры у Бертмана в «Онегине», как и у Станиславского в 1922-м - молодые певцы. Главного персонажа играет Алексей Исаев – один из финалистов телевизионного проекта нашего канала «Большая опера». Он как раз и подтверждает слова Бертмана о психологическом театре.

«Здесь нужно очень много эмоций вкладывать. Например, сцена дуэли очень необычно решена. Онегин, вместо того чтобы быть серьезным, настроенным, он приходит, издевается над Зарецким, смеется», - рассказывает солист театра «Геликон-опера» Алексей Исаев.

А вот исполнителю роли Ленского – Игорю Морозову эта постановка пришлась по душе. С оперой «Евгений Онегин» у него особые отношения: когда-то эта была его первая партия в «Геликоне». И потом стала его любимой.

Новые решения, безупречная игра актеров, сильные голоса, красивые костюмы. Меняются нравы режиссеров, но неизменной в этой опере остается одно – музыка Чайковского. Лирические сцены, поэтичные романсы заставляют трепетать сердце зрителя сегодня так же, как и сто лет назад.

Новости культуры 

Читайте также:
В "Геликон-опере" воссоздают постановку оперы "Евгений Онегин"