12.12.2015 | 18:34

Предшественники Алексиевич – за что русские писатели получали Нобелевские премии

Пишущая, как она сама сказала, историю домашнего, внутреннего социализма, Светлана Алексиевич награждена Нобелевской премией по литературе «за её многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время». Русскоязычному автору Нобелевская премия по литературе не присуждалась двадцать восемь лет. Наверное, именно такие тексты надо было написать по-русски, о домашнем внутреннем социализме, нужны были пронзительные, но не вымышленные истории, чтобы достучаться до Нобелевского комитета.

В числе 112 лауреатов премии больше всего пишущих на английском – 27. А наших теперь шестеро. Вспомним, кто и с чем в этом списке предшествовал Светлане Алексиевич.

Иван Бунин
Нобелевская премия, 1933
«За строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».

Развивать литературу вне родного языка не так-то просто, хотя Гоголь этим не смущался и описывал Русь из своего «чудного, прекрасного» итальянского далека. Так и Бунин в эмиграции написал свои лучшие произведения: «Тёмные аллеи», «Жизнь Арсеньева», «Солнечный удар».

После 1918 года на западе оказалось несколько сотен русских писателей и философов, и Нобелевка Бунина воспринималась как награда всей эмигрантской литературе. Недаром 120 тысяч франков из премии Иван Алексеевич потратил на помощь собратьям по перу.

Борис Пастернак
Нобелевская премия, 1958
«За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа».

Присуждение Нобелевской премии Борису Пастернаку стало поводом для всесоюзной травли поэта. Мало того, что он тиснул свой антисоветский и «клеветнический» роман «Доктор Живаго» на западе, ему еще и Нобелевку за эту клевету вручают!

Бориса Леонидовича исключили из Союза писателей. На заводах, в институтах, организациях проходили обличительные митинги. Рефреном звучала фраза: «Я роман Пастернака не читал, но осуждаю!» Под этим давлением поэт от премии отказался, но Нобелевский комитет оставил свое решение без изменений.

Михаил Шолохов
Нобелевская премия, 1965
«За художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время».

Михаил Шолохов получил Нобелевскую премию во многом благодаря пропаганде эпопеи «Тихий Дон» на западе, которую устроили в пику популярности романа Бориса Пастернака. В 1964 году французский философ и друг СССР Жан-Поль Сартр отказался от Нобелевки и выразил сожаление, что она не досталась Шолохову. Это заявление Сартра повлияло на выбор Нобелевского комитета в следующем году. 

Кстати, Михаил Шолохов нарушил этикет и после награждения повернулся к королю Густаву Адольфу VI спиной. В Советском Союзе ходил анекдот, что Шолохов даже не хотел кланяться, говорил: «Мы, казаки, ни перед кем не кланяемся. Вот перед народом – пожалуйста, а перед королём не буду…»

Александр Солженицын
Нобелевская премия, 1970
«За нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы».

Александр Солженицын поставил своего рода рекорд: от первой публикации первого произведения до присуждения ему Нобелевской премии прошло всего восемь лет. Александр Исаевич подчёркивал политический аспект присуждения премии, хотя Нобелевский комитет это отрицал. Но фактически шведские академики поддержали опального советского писателя, которого официально не печатали. После присуждения Нобелевской премии в прессе была организована мощнейшая пропагандистская кампания против «литературного власовца». А в 1974 году писателя и диссидента выдворили из страны.

Иосиф Бродский
Нобелевская премия, 1987
«За всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии».

Иосиф Бродский получил Нобелевскую премию как гражданин США. Его тоже выдворили из Советского Союза, правда, в отличие о Солженицына, поэт диссидентом не был. Разногласия Бродского с советской властью были «стилистические». В Нобелевской лекции Иосиф Александрович говорил: «Кто-кто, а поэт всегда знает… что не язык является его инструментом, а он – средством языка». Бродский всю жизнь был средством русского языка, и в Ленинграде, и в ссылке в деревне Норенской, и в Нью-Йорке, и в любимой Венеции, и в Стокгольме, где получал Нобелевскую премию.  

 Новости культуры

Читайте также:

В Стокгольме и Осло вручены Нобелевские премии

Светлана Алексиевич прочла Нобелевскую лекцию в Стокгольме