18.02.2011 | 11:53

Конфликт в Музее декоративно-прикладного искусства

Конфликт, который несколько лет назад возник в столичном Музее декоративно-прикладного и народного искусства, вышел за пределы здания на Делегатской улице. Сотрудники направили министру культуры Александру Авдееву письмо с просьбой вмешаться в ситуацию. Как сказано в этом письме, «коллектив не считает возможным работать вместе» с директором Маргаритой Баржановой, которая занимает эту должность с 2008 года. Сотрудники обвиняют ее в непонимании задач музея, который «специализируется на собирании и изучении драгоценного национального наследия». Баржанова в свою очередь ссылается на Закон о реорганизации музеев России, который вступил в силу 1 января. Аргументы сторон выслушала съемочная группа «Новости культуры».

Тихий и просторный особняк Остермана на Делегатской всегда был далек от вечной московской суеты, но за его стенами, как оказалось, уже три года зрел конфликт. В 2008 году на пост директора музея была назначена Маргарита Баржанова – в прошлом бизнесмен и депутат госдумы. Формальной причиной начала конфликта стало закрытие трех музейный корпусов в декабре прошлого года. Полторы тысячи квадратных метров, на которых были расположены детский центр, реставрационые мастерские и библиотека, были опечатаны Госпожарнадзором.

«Есть два способа решения проблемы с пожарниками, но после "Хромой лошади" многи пожарники честно выполняют свою работу, помещение надо оборудовать – в Минкульте этих денег нет», – поясняет свою позицию Маргарита Баржанова.

«На реставрации в музее тем временем находится скульптура Христа из радищевского музея, офортная доска», – говорит сотрудник музея, реставратор первой категории Сергей Катков.

По словам директора музея Маргариты Баржановой, для оборудования всех корпусов необходимо дополнительно 107 миллионов рублей. Учитывая, что расходы в этом году музею урезали на 30 процентов, этих денег в ближайшем времени ждать неоткуда. Единственный выход – начать зарабатывать. Сотрудники в своем письме обвиняют директора в том, что в ее планах было открытие ресторана «Музей еды», ориентированного на традиции допетровской кухни и по занимаемой площади сопоставимого с музейной экспозицией.

«Дети, которые приходят к нам на занятия, конечно, хотят есть, и для всех музеев сейчас есть правило, что нужно оборудовать места для питания», – продолжает Баржанова. 

Смогут ли дети позволить себе ресторан, неизвестно. Пока от этих планов отказались по той же причине – у музея нет денег на противопожарное оборудование, да и просто на реставрацию.

«В подвале у нас был выставочнй зал, там все протекло, теперь нет ничего. Флигель опечатали, но оставили с открытыми окнами на зиму», – сетует сотрудник отдела учетов фондов музея Екатерина Плахова.

Сотрудники музея обвиняют директора в отсутсвии внятной стратегии развития музея. Дирекор, ссылаясь на новый 83-й закон, отвечает, что теперь музей должен зарабатывать деньги и искать спонсоров самостоятельно. Сотрудники в свою очередь говорят о том, что заработки с помощью реставрационной мастерской, экскурсий по фондам музея и детского центра вполне могли бы спасти положение, но эта сумма, по всей видимости, директора не устраивает. Налицо не только служебный, но и личный конфликт сотрудников музея и директора.

«У нас штатное расписание – 258 единиц, но вижу я только сто человек, люди не ходят на работу», – отмечает директор. 

«По поводу прогулов – это ерунда, мы свою работу любим и не отказываемся от нее», – заверяет заведующая отделом по хранению экспозиции Марина Белова. 

«Конфликт в нашем музее – начало большой работы и начало больших конфликтов во всеех музейном сообществе», – уверена Маргарита Баржанова. 

«Кадры, неумение работать с коллективом и откровенное незнание дела. Вы поймите, ведь музей – это наша боль», – делится заведующая отделом керамики Елена Ворушилина. 

Чем закончится история противостояния директора и сотрудников Музея декоративно-прикладного и народного искусства, пока неизвестно. Коллектив выбрал выжидательную позицию, ждут проверки министерства культуры. От реакции министерства на письмо теперь зависит, каким будет этот музей.