30.11.2015 | 12:24

В Москве прошла премьера медиа-балета "Расёмон. Вариации"

Так кто же всё-таки убил самурая? Это главный вопрос, вокруг которого закручивается сюжет медиа-балета «Расёмон. Вариации». Мировая премьера прошла 27 ноября в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Это некий психологический детектив, где несколько персонажей излагают одну и ту же историю с разных позиций. Приём довольно популярный и в литературе, и в кино. Как он реализуется в балете – рассказывает наш сюжет.

Жанр медиа-балета вызывает больше вопросов и многоточий, никто точно не знает, что это такое. Известно тодбко лишь то, что режиссёр Ирина Лычагина большая любительница востока взяла для своих «Расёмон. Вариаций» известный рассказ Акутагавы «В чаще» и сделала свою собственную интерпретацию.

Композитор Григорий Варламов и дирижёр Иван Великанов ещё раз проходят по партитуре. Даже накануне премьеры не исключаются купюры. Это требует максимальной включенности.

«Мы не успеваем листать страницы, нам кричат: «Только без паузы», - делится дирижёр-постановщик Иван Великанов.

У Григория Варламова пять балетов. В этой чисто японской истории нет даже намёка на музыкальные традиции страны восходящего солнца.

«Мы не стали использовать этнические инструменты в европейской музыке», - говорит композитор Григорий Варламов.

Фильм Акиры Куросавы «Расёмон» подсказал ходы этой балетной истории, где четыре персонажа рассказывают про одно событие по-разному. Психологический детектив с мистической развязкой. Пока не дойдёшь до финала, не поймешь, кто прав и что произошло на самом деле. Этот приём – повтора как вариацию использует Ирина Лычагина.

«Какие-то аллегории будут совпадать. В наше время отсутствие цитат настораживает», - считает балетмейстер-постановщик Ирина Лычагина.

Здесь нет привычного классического танца. Героиня Аси Першенковой не крутит фуэте и не делает пируэты. Даже костюм с широкими рукавами и юбкой далёк от балетного. Не говоря уже про парик.

«Здесь большой костюм и много парика. Некоторые выражения лица не увидеть», - поясняет солистка балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Анастасия Першенкова.

Артисты вместе с режиссёром придумывали этюды, импровизировали. Работали без дублёров. У «Расёмона» только один состав.

«Каждый дорабатывал свой образ по-своему, сам предлагал выигрышные элементы», - рассказывает солист балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Алексей Любимов.

Спектакль экспериментальный. А потому нервов и сил потрачено достаточно. Тем более Малая сцена капризна. От всех участников требует концентрации и выдумки. Иначе ничего не получится.

Новости культуры 

Читайте также:
На "Худсовете". Ирина Лычагина и Григорий Варламов