28.11.2015 | 17:54

В Москве завершается Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction

Не выдумка, не вымысел, литература «нон-фикшн» 17-й раз заполнила два этажа столичного Дома художника. К слову сказать, «нон-фикшн», этот литературный феномен, может отметить 50-летие, поскольку временем появления самого термина «нон-фикшн» и первого произведения в этом жанре считается 1965-ый год, когда вышла в свет книга Трумэна Капоте «Хладнокровное убийство». Капоте считается классиком романа-репортажа. Но хотелось бы добавить, что радищевское «Путешествие из Петербурга в Москву», «Фрегат «Паллада»» Ивана Гончарова или «Былое и думы» Герцена, созданные задолго до второй половины 20-го столетия – это ведь старейшие и лучшие российские книги нон-фикшн! Но вернёмся в день сегодняшний.

Все дни длинная очередь с самого утра. Есть те, кто на Non/fiction приходят по нескольку раз. Выставка – главное событие года в мире интеллектуального чтения. Интерес к форуму стабильно высокий.

На 17-й выставке Non/fiction необычный специальный гость. Не отдельная страна, а целое литературное явление – литература на испанском. Это и классика старого света, и латиноамериканские авторы. При этом, по обе стороны океана все, читающие и пишущие на испанском ощущают себя единым культурным пространством.

На испанском говорят 460 миллионов человек, 60 миллионов изучают и еще 25 используют в своей жизни. Пространство литературы на испанском – огромно.

«Церковь в Латинской Америке использовала прежде всего индейские языки – кечуа, гуарани. Но в начале XX веке лидеры стран посчитали, что им нужен единый язык – и сделали ставку на испанский», – делает экскурс в истории посол Испании в России Хосе Игнасио Карбахаль Гарате.

В Москву приехали 19 испаноязычных писателей из разных стран. Встречи, конечно, сопровождались переводом. А вот поэзию, по мнению публики, можно было и не переводить – ритмика и мелодика испанского слова вполне самодостаточны.

«Мое творчество – это скорее поэзия безмолвия. То, что ты не сказал, даже важнее того, что ты сказал. Большое значение имеют белые пространства на листе. И читатель скорее выносит то, что осталось за кадром», – поясняет поэтесса Ада Салас.

Почти целый этаж отдан детским проектам. Книгоиздатели уверены, что нужно работать на опережение и воспитывать тех, кто будет покупать книги через 20-30 лет. Для этого необходимы и новые авторы, и современные переиздания детской классики.

«Это книга, как ни странно, первый сборник Самуила Яковлевича в цветном оформлении. Произведения Самуила Яковлевича пережили много изданий, но все они были черно белыми», – отмечает Александр Маршак, внук Самуила Маршака

Конечно, Non/fiction – это и возможность встретиться с писателями. Как еще узнать, зачем, например, Александр Кабаков написал книгу о вещах, которые теперь скорее всего в чуланах и на свалках.

«Кто знает теперь, что такое патефон, как он был устроен. Кто знает, что такое был велосипед – не теперешний, горный, как джип, а велосипед в 40-е годы», –  говорит писатель Александр Кабаков.

Алексей Цыварев – знаток «заэкранного» мира конца 80-х начала 90-х. Начинал трудиться в программе «Время». Его книга «На останкинской игле. С чего начиналось НТВ». Это такая история страны, которую не видели телезрители.

«Когда в мир иной засобирался генсек Черненко, выяснилось, что перед тем как уйти, он должен оказывается проголосовать за самого себя в депутаты Верховного Совета. Программа «Время» сделала героические усилия, выстроила декорации избирательного участка в больнице. Все разведки мира были посрамлены, потому что они уже доложили начальству, что советский генсек ушел»,  – рассказывает журналист и писатель Алексей Цыварев

Нон-фикш – то есть непридуманное. И философия, и – поваренная книга. Но если ее автор Софья Андреевна Толстая, кулинарное пособие автоматически становится интеллектуальным изданием.

«Все эти рецепты были записаны рукой Софьи Толстой во время жизни Льва Николаевича Толстого, и в основном там да, семейные рецепты», – отвечает заведующая отделом международных проектов музея-усадьбы «Ясная поляна» Юлия Вронская.

На дискуссионных площадках много говорили о рисках и угрозах – электронное пиратство, изменение самой культуры чтения, непонятные пока предпочтения нового поколения. Так что у таких форумов есть еще и стратегическая задача: чтобы сохранился человек читающий, и человек книги покупающий.

Новости культуры


Читайте также:
Крупнейшая ярмарка интеллектуальной литературы начинает работу в столице
Ярмарка Non/fiction обрела испанский акцент
Второй день Non/fiction посвящён испанской литературе
Ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction продолжает работу в Москве

Все материалы темы о Годе литературы - 2015 >>